Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания". Часть 1. Кризис

Глава 1. Чувство неудовлетворённости

В предисловии к этой книге мы упомянули о чувстве неудовлетворённости, которое присутствует в израильском обществе уже несколько десятков лет и в последнее время всё более усиливается. Чувствуются сбои, если не кризис, в процессе функционирования национального организма и процессе возвращения в Сион.
В этом повинны многие факторы, как объективные, так и субъективные. Объективно Армия Обороны Израиля (ЦАХАЛ) в последние годы уже совсем не та, что была прежде, пусть даже политики и стараются убедить нас снова и снова, что она самая сильная армия на Ближнем Востоке и одна из лучших армий мира. Нам денно и нощно твердят о мощи ЦАХАЛа и подчёркивают, что качество сегодняшнего израильского солдата превосходит качество израильского солдата 60-х годов. Однако реальность последних 30 лет убеждает в том, что на самом деле это не так. Война Судного Дня (1973 г.) может быть представлена как колоссальное достижение, и она действительно является таковой, однако нельзя игнорировать факты провалов израильских сил безопасности в начале этой войны, а также тяжёлые воспоминания, которые она оставила. Операция «Мир Галилее» – Ливанская война (1982 г.) – также не прибавила народу уверенности в высокой боеспособности ЦАХАЛа. Даже не касаясь темы разногласий в обществе, вызванных этой войной, до сих пор остаётся без ответа вопрос: почему три регулярные дивизии, посланные на операцию по уничтожению нескольких сотен террористов, не смогли справиться с заданием? Необходимо напомнить и о днях, последовавших за этой войной, о долгом периоде, когда попытки ЦАХАЛа уничтожить несколько арабских террористических организаций не привели к успеху, что позволило левым оказать общественное и политическое давление, приведшее к отступлению. О самом отступлении и говорить нечего[4]. Затем вспомним о так называемой «первой интифаде», начавшейся в конце 1987 года, и о неспособности ЦАХАЛа приспособиться к коварным методам войны арабов Иудеи, Самарии и Газы[5]. Даже ссылки на то, что в тогдашних неудачах виноваты политическое руководство и Высший суд справедливости (БАГАЦ), фактически связавший руки армии (последнее вскользь признавалось и покойным главой правительства Ицхаком Рабиным), не в состоянии дать удовлетворительное объяснение неудачам ЦАХАЛа в «первой интифаде». Блестящая операция «Энтеббе», проведённая в 1976 году, лишь усилила понимание того, что всё могло бы быть иначе, и что есть необъяснимое несогласование между возможным и действительным. Даже несомненные военные успехи не смогли притупить чувство поражения, охватившее широкие слои израильского общества. Именно факт наличия этого чувства важен для настоящего обсуждения.
Беспомощность Израиля ясно просматривается и в политической плоскости. Достаточно лишь упомянуть о Соглашениях Осло, которые сегодня представляются многими политиками различных партий как беспрецедентное в истории сионизма политическое фиаско. Не лучшим выглядит и внешнеполитическое положение Израиля, несмотря на исключительную поддержку со стороны США. Из государства, в начале своего пути завоевавшего поддержку и солидарность, подчас доходившие до восхищения, мы превратились в отверженных среди народов мира. Даже если и допустить, что речь идёт не о политическом провале, то пропагандистский провал налицо.
Следующий болезненный момент – это сомнения в нашей правоте. Уверенность в нашем моральном превосходстве и в нашем праве на эту землю уступила месту сомнениям, самобичеванию и нерешительности, которых в прошлом и в помине не было. Здесь даже не важно, оправданна ли эта нравственная критика или нет, а важен сам факт, что она разъедает чувство уверенности в себе и приводит израильтян к вопросу, который они сами себе задают в отчаянии: «Что же с нами случилось»?
Кризис задел и политическое руководство. Не столь важно, действительно ли наши избранники в прошлом являлись высоконравственными людьми или же это лишь идеализация прошлого. Важно то, что в наши дни бытует общепризнанное мнение, что политическое руководство нации состоит из людей мелких, интересантов, гонящихся за почётом и славой. Политиками движут в основном личные амбиции, и они не соответствуют элементарным нравственным нормам. Когда израильтянин всматривается в своих избранников, его обычно охватывают разочарование и отчаяние.
Этот список можно продолжать и дальше. Можно говорить о напряжённости в израильском обществе, о проблемах взаимоотношений религиозных и светских евреев, о израильских арабах, сорвавших маску лояльности и показавших всем, что наши мечты о мирном сосуществовании были далеки от действительности, о Верховном суде, о чувстве отчуждения между ним и широкими слоями общества, о социальном неравенстве, об экономическом положении и ещё о многом другом. Но наша цель - не сыпать соль на раны нации, а попытаться показать, что израильское общество ощущает глубокий кризис, что исторический процесс возвращения в Сион буксует, и выхода из этого не видно.
До сих пор мы разбирали объективные причины чувства неудовлетворённости. Теперь перейдём к субъективным.
Во-первых, вспомним, что последние поколения в Израиле росли в атмосфере идеализма. Мы были воспитаны на героических образах первопоселенцев, солдат и строителей, воплощавших сионистскую мечту. Часть из них отдали жизнь за дело возрождения нации. Наше поколение, выросшее на этой земле, несёт на себе глубокую печать этой традиции идеалов. Мы впитывали её в молодёжных движениях, боевых частях, в моральном духе ЦАХАЛа, в походах, прививающих любовь к стране, и во многом другом, на чем воспитывалось подрастающее поколение. Благодаря этой атмосфере мы добровольно шли служить в боевые части. И вдруг, когда мы вышли на «гражданку», мы увидели, что всё это, по сути, было блефом. Мы столкнулись с цинизмом, приземлённым материализмом, мелочностью, малой и большой ложью – словом, с большим несоответствием между атмосферой идеалов, в которой мы росли, и неприглядной действительностью. Очень быстро мы научились «работать локтями», топтать друг друга, делать карьеру и деньги, и всё же, душу так просто не обманешь. Что-то идеалистическое внутри нас до сих пор напоминает о себе желанием реализоваться, до сих пор причиняет боль и не даёт смириться с окружающей посредственностью. Нашим уделом стали неудовлетворённость и разочарование на фоне ощущения, что когда-то всё было не так и что существующий порядок необходимо изменить.
Однако наше обсуждение затрагивает не только тех, кто вырос здесь. Немалая часть репатриантов последних десятилетий также была проникнута идеалами. Да и у тех, кто приехали в силу иных причин, не было недостатка в тоске по Эрец Исраэль – чувству, присутствующему в душе каждого еврея, кем бы он ни был. Многие репатрианты стремились к обновлённому еврейскому обществу, удовлетворяющему самым высоким критериям, или, по крайней мере, к достойной жизни, которая придаст смысл их личному существованию. Сегодняшнему жителю страны не нужно объяснять, что нынешнее общество далеко от этих надежд.
Вторым субъективным мотивом разочарования является представление, что совсем недавно порядок вещей был иным. Большинство из нас хорошо знакомо как с достижениями сионизма, так и с ценой, которую пришлось за них заплатить. В 1967 году в Шестидневной войне героическими усилиями мы добились беспрецедентных достижений национального масштаба, а сегодня - утопаем в проблемах, которым не видно конца. Дело не в том, что имеются трудности и в общих чертах понятно, как их преодолеть, для чего требуется только коллективное усилие всего народа. Нынешние проблемы кажутся не решаемыми в принципе, с какой бы стороны к ним ни подойти. Именно эта безысходность, особенно на фоне успехов предыдущих десятилетий, усиливает ощущение тупиковости нынешнего положения.
Третья причина чувства неудовлетворённости присуща самой еврейской душе – как-никак, речь идёт о евреях. Еврей находится в постоянном поиске. Его особая дополнительная душа, происходящая из высших миров, налагает на него глубокое, обычно бессознательное ощущение иной реальности. Эта душа всё время принуждает и ведёт к дальнейшему совершенствованию, не позволяя удовлетвориться теперешним положением. Эта внутренняя искра, создаёт внутри нас тоску по чему-то иному, подталкивает к осознанию частичности любого достижения и не позволяет почивать на лаврах. Надо полагать, что даже если бы всё было гладко в нынешней израильской действительности, то и в этом случае мы не смогли бы в течение длительного времени спокойно сидеть «каждый под виноградной лозой своей и под смоковницей своей»[6]. Тем более нынешняя израильская действительность – настолько проблематичная и настолько интенсивная – не даёт нам смириться и требует от нас решения и исправления создавшейся ситуации.
И субъективно и объективно израильское общество характеризуется сегодня чувством глубокого кризиса, проявляющегося в ощущении тупика и утраты национальных ориентиров.
Несмотря на наличие в обществе объективных признаков и субъективного чувства кризиса, нельзя сказать, что все признают наличие кризиса на сознательном уровне. Для рядового израильтянина это пока что некое неясное чувство, витающее в воздухе и не удостаивающееся всестороннего рационального анализа. Как правило, израильское общество рассматривает стоящие перед ним проблемы как проблемы частные. Несмотря на остроту чувства кризиса, еще нет понимания того, что существует тотальная проблема, охватившая все сферы жизни и коренящаяся глубоко внутри. Многие не связывают между собой социальные и экономические проблемы и проблемы безопасности и полагают, что каждая из них заключена в своей области и только внутри неё и должна решаться. Специалисты в области экономики что ни день предлагают нам новые экономические программы. Им и в голову не приходит взглянуть на экономику в связи с иной, гораздо более значительной проблемой. Другие специалисты занимаются разработкой чисто политических программ, направленных на решение так называемого «израильско-палестинского конфликта». Возможность того, что противостояние не является только политическим, а затрагивает самые основы национального бытия, вообще не рассматривается.
Такое обособление каждой сферы деятельности без видения всей совокупности проблем подобно попытке вылечить сыпь на теле, ставя диагноз каждому органу по отдельности. Но цель лечения – не устранить симптом. Необходимо сфокусироваться на причине болезни, а не на её наружных проявлениях. Мы будем стремиться доказать, что проблемы, поразившие израильское общество, имеют общий корень, который является результатом самой сущности сионистской идеологии, и что решение этих проблем таится в изменении этой сущности.
[4] Сегодня к этому печальному списку можно добавить неудачи ЦАХАЛа во Второй Ливанской войне 2006 г. (Прим.ред)


[5]Книга написана в 2003 году, еще до выселения евреев из Газы и прихода в Газе к власти Хамаса. (Прим.ред.)


[6]Пророки, Миха, 4:4.