Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 2. Выход из тупика - новое сознание

Глава 6. Вера и еврейская идентификация

Ещё один важный вопрос, который мы не должны оставить без внимания – это вопрос веры. Мы оперируем терминами «сознание эмуни», «культура эмуни» потому, что понятие веры, по нашему пониманию, должно лечь в основу культуры, которую следует сегодня развивать и которая на самом деле уже формируется в израильском обществе. Сознание, которое, в соответствии с нашими доводами, готовится прийти на смену классическому сионизму, – это сознание эмуни. Естественно, возникает вопрос: готовы ли израильтяне, декларирующие свою секулярность, обратиться к вере? Способны ли они совершить такой поворот? Ведь, на первый взгляд, большинство израильтян ни в каком смысле не являются верующими людьми.
Обратимся к понятию еврейской идентификации. Само по себе оно не обязывает к вере, и вполне вероятно, что некоторые смогут принять его лишь на минимальном уровне: удовлетвориться только его национальным аспектом, не включая религиозный.
 Однако если предположить, что вера является обязательной составляющей еврейской идентификации, то мы увидим, что утверждение о том, что большая часть израильтян – атеисты, не совсем точно. Вернее будет сказать, что большинство израильской публики не принимает на сознательном уровне основы традиционной веры. Но вместе с тем, большая её часть верит в существование высших сил. Не все, конечно, формулируют эту веру в религиозных терминах, но сама эта вера, в различных её проявлениях – вера в судьбу, в универсальный научный закон, в детерминизм, в существование высших сил, в мистическое начало, в некую метафизическую сущность, управляющую миром, – такая вера весьма распространена, пусть даже она и не провозглашается как традиционная вера во Всевышнего. Вера – это явление распространённое и легко обнаруживаемое, во всей своей детской непосредственности. Это психологический факт[15], и любой, кто смотрит на окружающую действительность без предрассудков, с этим фактом хорошо знаком. Отношение религиозного еврея к Творцу представляет собой отношение к Божественному присутствию в понятиях, которые разрабатывались и разъяснялись еврейской традицией в течение многих поколений. Несмотря на это, возможно, что у некоторых религиозных евреев содержание веры не идет дальше понятий, так же, как у того светского еврея, который просто верит в высшую силу, не пользуясь при этом религиозными терминами. Даже искренне верующий религиозный еврей, если он не развивает связанные с верой понятия посредством изучения Торы, не знает в точности, во что он верит. Использование понятий Торы дает прочную инструментальную основу, но в плане содержания веры вовсе не обязательно, что религиозный еврей находится на более высокой ступени, чем "верящий" светский. Мы хотим сказать, что сама по себе вера, в её первозданном виде, одинакова у всех, и тогда большинство израильтян – люди верящие, даже если они не называют вещи своим именами в традиционных понятиях иудаизма.
Вера как таковая – это простое и естественное состояние для любого человека, даже (а возможно, и именно!) для ребёнка. Со времени объявления эры рационализма провозглашение такой веры не является «политически корректным», но факт состоит в том, что большинство людей, в том числе и большинство евреев, являются верящими так, как мы описали это выше.
Для того чтобы сознание, основанное на вере, и, прежде всего, на традиционной еврейской вере, стало нормой, необходимо, чтобы совершились два структурных преобразования. Во-первых, общественные нормы должны измениться таким образом, чтобы та базисная вера, которая есть у большинства людей, получила легитимность. Когда все будут знать, что все вокруг верят (а по нашему пониманию, это так и есть), когда вера станет естественным и общепринятым состоянием, тогда выполнится необходимое условие для превращения общественного сознания в сознание эмуни. Сегодня в израильском обществе основные духовные критерии диктуются антирелигиозными силами, и именно они мешают признанию легитимности такой базисной веры. Речь идёт скорее о социальном процессе, чем об интеллектуальных или духовных изменениях. Как уже отмечалось, значительная часть израильской публики придерживается традиций, а, следовательно, верит в определённом базисном смысле этого слова. Поэтому всё, что нужно сделать, это "открыть шкаф и извлечь из него скелет", то есть признать в явном виде то, что уже имеется в душе почти каждого израильтянина
Второй процесс, в котором мы нуждаемся для превращения в верящее общество – это развитие соответствующих понятий. Вера, по своей сущности, есть базисное явление, присутствующее в каждом человеке, но оно нуждается в развитии, изучении, объяснении и вербализации. Терминология веры, существующая в еврейском народе, прошла долгий исторический и интеллектуальный путь, пока не приняла свой теперешний вид. Вера является самой могущественной духовной силой. Для того чтобы она могла проявиться наиболее адекватным и действенным образом, необходим соответствующий интеллектуальный инструментарий. Еврейско-израильская традиция занимается разбором феномена веры в течение тысячелетий, и первичный естественный базис веры, имеющийся, как мы утверждаем, у каждого человека, должен рассматриваться с точки зрения этой традиции. Таким образом, необходима эволюция имеющейся народной базисной веры в высшую силу, чтобы она снова стала еврейской верой, осмысленной в традиционных терминах.
Наше утверждение, что именно еврейская идентификация должна лечь в основу сознания эмуни, вовсе не подразумевает, что понятия, связанные с верой, должны получить развитие в большей степени, чем это требуется для минимального общего базиса[16]. Минимального в том смысле, что всякий еврей, считающий себя таковым, сможет легко решить для себя проблему веры в соответствии с собственным путём, адекватно собственному уровню осознания и анализа. Всё, что находится за пределами базисной веры, является уже личным делом каждого индивидуума в отдельности, его желанием и готовностью развивать своё сознание в этой области.
* * *
Итак, выход из кризиса, в котором оказался сионизм, заключается в переходе израильского общества к новому сознанию, которое ляжет в основу следующего этапа процесса возвращения в Сион. Мы предложили в качестве такого сознания сознание эмуни, как продолжение исторического еврейского сознания. Мы ещё не занимались рассмотрением его содержания, сосредоточившись главным образом на форме. Сознание эмуни – это синтез основных идей и идеологий, распространённых в израильском обществе - синтез сионистской, западной, религиозной и современной израильской мысли. При этом синтезе отбирается и подвергается тщательному анализу всё лучшее, что имеется в этих концепциях.
Мы перечислили культурные источники сознания эмуни, находящиеся в различных слоях израильского общества и в различных явлениях культурного плана, и пришли к заключению, что первые ростки этого сознания уже пробиваются на свет в ходе изменений, происходящих в израильской действительности.
Мы хотим ещё раз подчеркнуть, что в этой книге мы не занимаемся ни созданием утопии, ни попыткой разработать теорию, которая, в соответствии с нашим пониманием, сможет стать выходом из кризиса. Наше исследование базируется на культурных процессах, которые уже стали реальностью в современном Израиле. Альтернативу эмуни мы представляем как трактовку и осмысление процессов, которые уже происходят и находятся на первичных этапах своего развития.


[15] Психологи и социологи давно уже описывают поведение человека как рациональное только в очень небольшой степени. Специалисты по СМИ, рекламе и общественным связям основной упор делают на эмоциональной и иррациональной составляющей поведения. Вслед за ними экономисты также перестраивают свои взгляды на человека, так как модели, основанные на образе чисто рационального потребителя-производителя, не дают возможности адекватно отразить процессы, происходящие в современном обществе.(Прим. ред.)

[16]Современная социология, начиная с Эмиля Дюркхейма, рассматривает веру в качестве цемента, скрепляющего современное светское общество. Современный исследователь Роберт Белла предложил термин «гражданская религия», описывающий минимальные общие основы веры граждан плюралистического либерального сообщества.(Прим. ред.)