Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 3. Новое сознание - избранные темы

Глава 3. Начало освобождения

На протяжении последних поколений, важное место в национально-религизном сознании занимает понятие Атхальта ди-Геула (Начало Избавления). Это понятие, восходящее к Гемаре, удостоилось пристального внимания последних поколений и является одним из основополагающих принципов учения рава Кука, благословенна память праведника. В наши дни понятие Атхальта ди-Геула используется при определении отношения религиозного сионизма к процессу Возвращения в Сион, осуществление которого было начато сионизмом.
Рав Кук определяет Избавление не как одномоментный акт, а как длительный исторический процесс. Он считает возникновение сионизма и начало возвращения евреев в Сион знаками, указывающими на начало этого процесса, к которому стремился еврейский народ на протяжении двух тысяч лет. Более того, мы уже находимся в процессе Геулы, он уже идёт полным ходом, пусть даже речь идёт лишь о его начальной стадии. Исходя из такого понимания Геулы Рав Кук делает далеко идущие выводы об отношении к сионизму, государству Израиль и вообще ко всей современной действительности. В этой книге мы опираемся на концепцию, развитую равом Куком, благословенна память праведника, и поскольку понятие Атхальта ди-Геула занимает там центральное место, необходимо остановиться на нем подробнее.
Во второй части книги, в главе «Навстречу культуре Третьего Храма», мы рассмотрели вопрос о взаимоотношении Божественного замысла со свободой человеческого выбора и устремлений. Используем его для обоснования нашей трактовки понятия Атхальта ди-Геула.
Как мы отметили, Божественные процессы не могут осуществиться в полной мере без человека, его сознания и действия. Человеческая деятельность является инструментом, с помощью которого эти процессы приходят к своему осуществлению. Условием для этого является человеческий выбор: человеческое сознание выбирает служение процессам, замышленным Всевышним. Человек призван распознать устремления Всевышнего в истории, оценить его абсолютное моральное превосходство, сделать выбор и солидаризироваться с желанием Всевышнего, понять и принять его, и взять на себя моральный долг осуществить его на практике. Замысел Всевышнего и человеческий выбор не могут прийти в противоречие, поскольку они находятся в разных плоскостях, но они дополняют и обязывают друг друга. Всевышний сотворил действительность, которая нуждается в человеческом посредничестве, и человеческое действие не несет никакой ценности, когда оно не исполняет роль инструмента Божественного замысла.
Итак, задуманный Всевышним процесс может быть осуществлен не иначе как посредством человеческого действия. Он не осуществляется в обход человека, без его участия, посредничества или вразрез с его желанием. Не то чтобы это было невозможно, но, если уместно так выразиться, Всевышний этого «не желает». Всевышний сотворил этот мир так, что Его желание осуществляется человеком. Его замысел и человеческий выбор являются двумя сторонами одной медали и дополняют друг друга, как душа и тело.
Возвращаясь к термину Атхальта ди-Геула, отметим, что зачастую его понимают неправильно. Не достаточно только признать, что происходящее с народом Израиля в нашем поколении, является проявлением начавшегося процесса Геулы, несет на себе печать Всевышнего и исполнение его обещаний. То, что этому процессу предначертано дойти до конца, ещё не означает, что человек можно относиться к этому обещанию как к своего рода "открытому чеку". У нас нет права сидеть, сложа руки, наблюдая за ходом событий, и только комментировать их в качестве наблюдателя. Мы не должны ограничиваться только лишь восхвалением Создателя – каким сложным и чудесным путём Он ведёт народ Израиля к Избавлению. Со стороны человека, Атхальта ди-Геула – это лишь возможность того, что процесс Геулы дойдёт до предназначенной цели. Мы стоим перед нравственным выбором: признать или не признать Атхальта ди-Геула, и её признание означает взятие на себя ответственности за практическое её осуществление. Обещание Всевышнего должно придать нашим усилиям смысл, вселить в нас уверенность, поддержать нас и усилить нашу веру, а не расслабить, в уповании на то, что коль скоро Всевышний пообещал, то всё образуется само и без нас. Божественное обещание – это своего рода внутренняя душа наших человеческих усилий, но никоим образом не их замена. Сам процесс, по замыслу Всевышнего, должен осуществляться не кем иным, как нами самими.
Итак, с человеческой точки зрения, Божественное обещание это только возможность Избавления, оно придаёт смысл и значимость нашим усилиям, направленным на его осуществление. Но это не значит, что Геула произойдёт со стопроцентной вероятностью. Её претворение в жизнь зависит от выбора человека сделать всё необходимое для полного избавления – Геула Шлема. Тот, кто верит и понимает, что мы находимся в начале процесса Геулы, должен принять на себя моральное обязательство участвовать в доведении процесса до его конечной стадии – Геула Шлема.
И поэтому понятие Атхальта ди-Геула – это основание для проявления активности, человеческого действия и устремлений, а не для расслабленного ничегонеделания в ожидании того, что данное Всевышним обещание исполнится само по себе. С человеческой точки зрения, Геула сможет осуществиться только тогда, когда человек будет стремиться к этому и примет на себя соответствующие обязательства. Широко распространено заблуждение, когда люди принимают Божественное обещание как страховой полис, оправдывают им свою праздность и уклоняются от принятия на себя исторической ответственности. Сознание эмуни, напротив, видит в Атхальта ди-Геула основание для обязанности неуклонно стремиться и действовать. Эти настойчивые и искренние стремление и действие являются одной из главных характеристик сознания эмуни.
Из признания начала Избавления (Атхальта ди-Геула) вытекает ещё один дополнительный вывод, а вместе с ним и ещё одна обязанность. Значительная группа заповедей, целая их совокупность, имеет особый статус Гилхата ле-Машиха – заповеди, относящиеся к периоду Мессии, к периоду Геулы. Речь идёт в основном о заповедях, которые касаются евреев как нации, и относятся к возрождению национальной жизни в Эрец Исраэль: Синедрион (Санhедрин) и еврейское право, заповеди о царе и проблема выбора государственного строя, строительство Храма, и т.п. Эта совокупность заповедей, естественно, не была актуальной в период галута, когда народ был рассеян за пределами страны и их невозможно было исполнять. Поэтому эти заповеди и получили в период галута статус Гилхата ле-машиха – галахические предписания, относящиеся к периоду прихода Мессии (Машиаха), т.е. к периоду Геулы.
С подобной проблемой мы уже сталкивались. Отношение к некоторым заповедям как к "неработающим" было обусловлено определёнными историческими причинами. Однако оно осталось в силе и тогда, когда оправдывавшие его исторические условия изменились. Невозможно, с одной стороны, рассуждать об Атхальта ди-Геула, а с другой – уходить от вызова, который бросают эти заповеди. Это слабость и непоследовательность религиозного сознания, и сознание эмуни категорически отвергает подобный подход. Понимая и принимая концепцию Атхальта ди-Геула и находясь в рамках предписываемых ею моральных обязательств, сознание эмуни стремится к выработке подхода относительно данного круга заповедей. Оно настойчиво и искренне требует проверки, какие из них уже можно и нужно начинать выполнять и каким образом. Отношение к заповедям Гилхата ле-машиха является важной характеристикой сознания эмуни. А сами вопросы выполнения этих заповедей будут подробно освещены в пятой части книги.