Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 3. Новое сознание - избранные темы

Глава 4. Израиль как общность

В предыдущих главах рассматривалась европейская национальная идея, заимствованная сионизмом, и мы уже говорили, что между оригинальной израильской концепцией нации и западной национальной идеей имеются существенные различия. Уже на заре западной философской мысли, с появлением древнегреческой философии, проблема взаимоотношений между индивидуумом и социумом, частным и общим, находилась в центре внимания мыслителей того времени, и эта тема с тех пор никогда не сходила со сцены. Будучи рациональным, западное мышление затрудняется прийти к непротиворечивому пониманию и определению этих взаимоотношений. В конечном счёте, они являются для него дихотомией: либо есть личное, либо есть коллективное, и два этих понятия взаимоисключают друг друга. Западное мышление по самой своей природе пользуется рациональными понятиями, характер которых одномерен, и поэтому оно затрудняется объединить два этих начала. Неудивительно, что и концепции государственного устройства в западной мысли всегда основаны на превалировании либо первого из этих начал (государство), либо второго (личность). Первая группа видит в коллективе главный субъект государственности, для них нация или государство являются самоценностью; при этом слагающие этот коллектив индивидуумы отходят на задний план. Крайним проявлением этой концепции является фашизм. Противоположной крайностью является игнорирование понятия коллектива и выработка государственной концепции, которая сосредотачивается лишь на индивидуумах. Эта концепция очень хорошо нам знакома, поскольку именно она господствует сегодня в западном сознании. Всё сосредоточено на индивидууме, гражданине, личности, а коллектив не имеет никакого существенного значения и статуса, являясь не более чем инструментом, находящимся в распоряжении граждан.
Израильская концепция в корне отличается от западной по своей философии. Понять всю глубину этого различия помогает Каббала, и к этому мы ещё вернёмся впоследствии; на данный момент постараемся выразить его в западных конвенциональных терминах, пусть даже это возможно лишь отчасти.
Израильская концепция взаимоотношений личности и коллектива является органичной. Коллектив и личность понимаются в ней как совершенное единство, как две стороны одной медали. И таким путём следует еврейская мысль в любой ситуации дихотомии: она предполагает, что дихотомия не существует объективно, а является лишь следствием нашего ограниченного восприятия. В предыдущей главе мы уже столкнулись с примером этого, когда разбирали вопрос о взаимоотношении Божественного замысла с человеческим выбором. Для западного мышления этот вопрос является дихотомией: либо детерминизм – всё предначертано заранее, либо ничем не стеснённая свобода. Непрекращающиеся попытки разрешения этой дихотомии составляли существенную часть философской деятельности, и тысячи умов занимались этим на протяжении всей истории западной мысли. Сам факт этих неустанных попыток свидетельствует о том, что, в конечном итоге, инструментарий, имеющийся в распоряжении у западной мысли, неспособен найти адекватное решение. Израильская же позиция по этому вопросу чёткая и ясная. Как сказано у наших мудрецов: «Всё предопределено, но свобода дана» (Трактат Авот, 3:15). Речь идёт о двух гранях одного явления, которые не противоречат, а напротив, дополняют друг друга, что мы уже видели в предыдущей главе.
Подобный этому органичный подход израильское сознание применяет и к проблеме взаимоотношений личности и общества, согласно которому нация является как коллективом, так и совокупностью отдельных личностей, и эти два понятия не только не противоречат одно другому, но, напротив, комплементарны. Подобно тому, как человеческий организм не является просто скоплением органов, так и национальный организм не является лишь набором индивидуумов. Израильская нация – это живое органичное существо, единство в совокупности, в котором индивидуумы не теряются, а напротив, нация проявляется через них. Как и у всех органов тела при всём их многообразии есть много общего, так и у всех индивидуумов, из которых слагается нация, есть общая внутренняя сущность, своего рода «душа нации». Ее обозначают понятиями Кнессет Исраэль (Собрание евреев) и Клаль Исраэль (еврейский коллектив). Кнессет Исраэль, являясь понятием метафизическим, не теряет при этом своей материальности. Он является истинной бытностью народа Израиля, он реально существует, и его влияние сильнее, чем всё, что можно увидеть, измерить или подсчитать. Его действие сказывается на отдельных личностях, но это лишь одно из его измерений.
Клаль Исраэль – это не только объединенная душа всех евреев, живущих в данном поколении. Эта совокупность распространяется на все поколения израильской истории, включая их отдельных представителей, через которые Кнессет Исраэль и проявляется. Так возникает израильское национальное сознание – сознание целостной совокупности, проявляющейся как в пространстве (вся Вселенная), так и во времени (все поколения), и каждое частное явление понимается как отдельное, особое и ни на что не похожее проявление той самой единой и всеобъемлющей совокупности. Каждый отдельно взятый еврей, в каком бы то ни было поколении, является уникальным экземпляром, особой вариацией метафизической сущности, названной нами Кнессет Исраэль. Поскольку общее проявляется через частное, каждая личность приобретает тем самым уникальное значение: ведь через неё общее предстаёт в особенном свете и ракурсе, и никакая другая личность неспособна высветить это общее точно таким же образом. Отсюда вытекает, что каждая личность имеет особую, неповторимую ценность, и именно это имел в виду Рамбам, сказав: «Кто потерял одну израильскую душу – потерял целый мир» (Галахот роцеах у-шмират hа-нефеш, 1:16).
 Итак, каждый индивидуум является частным и неповторимым проявлением общей совокупности, подобно отдельному звуку или ноте большого музыкального произведения. Последнее является сущностью уже само по себе, даже не будучи исполненным, но его исполнение, посредством нот, являет миру всю его красоту и величие. Народ Израиля, Клаль Исраэль, являет собою большую и органичную симфонию, в которой каждый израильтянин, в какой бы то ни было точке земного шара, в каком бы то ни было поколении, является отдельной нотой этой прекрасной симфонии. Вот она, квинтэссенция израильского национального сознания. И между ним и западным национальным сознанием нет, по сути, ничего общего, кроме самого этого термина.
Различие между сознанием и жизнью «ноты», которая ощущает себя частичкой большой симфонии, и «ноты», которая осознаёт лишь собственное звучание и не ощущает себя частью общего целого, – это различие между небом и землёй. Жизнь индивидуума приобретает смысл и причину для своего существования именно через принадлежность к общему целому. Коллективное сознание в этом случае не только не отменяет сознание отдельно взятого индивидуума, а напротив, солидарность индивидуума с коллективом, в данном случае – с Клаль Исраэль, наполняет его жизнь содержанием, значимостью, смыслом. Она, по сути, даёт ему возможность жить.
По мере того как индивидуум развивает в себе, кроме личного, ещё и коллективное сознание, он всё больше приобщается к своему народу и становится органической частью Кнессет Исраэль. По мере того как границы его мировоззрения расширяются, увеличивается и его любовь к своему еврейству – ко всему поколению, ко всем поколениям вместе взятым, ко всему народу Израиля, а отсюда и ко всему человечеству и ко всему Творению. Принадлежность индивидуума к общности даёт ему возможность ощущать себя причастным к более широкому спектру жизненных сфер и распространить своё «я» на всё более широкое пространство, в той мере, насколько это ему позволяет его собственный духовный и моральный уровень. Таким образом, человеку удаётся вырваться за пределы конечного и ограниченного человеческого существования и стать частью всеобъемлющего бытия.
 Итак, израильское сознание может записать в свой актив большое духовное достижение: полное разрешение, казалось бы, непреодолимого противоречия между личным и частным, с одной стороны, и коллективным и общим, с другой. А ларчик открывается просто: любовь отдельно взятого еврея к своему народу основана на его любви к самому себе. Его личное сознание и сознание Клаль Исраэль практически совпадают. Еврей, солидаризирующийся со всей нацией в целом, не только не обезличивается, не теряет себя, но напротив, находит себя. Так израильское сознание одолевает дихотомию между частным и общим и превращает её в совершенное единство.
Народ, представляющий единое целое, является исторической действующей силой. Он взял на себя осуществление проекта, которому нет равных по объёму и значимости: исправление мира под руководством Всевышнего. Для того чтобы осуществить этот проект, он должен представлять собой личный пример всему миру – это полноценная, в земном и историческом смысле, национальная жизнь в конкретной стране. Тут раскрывается в полной мере понятие Страны Израиля. Чтобы достичь этой цели еврейский народ должен стать обществом, полноценно живущим в этом мире, в рамках своей государственности и по моральным стандартам. В этом и состоит значение Государства Израиль. Говоря о моральных стандартах, мы имеем в виду еврейскую, а не западную христианскую, мораль. Когда еврейский индивидуум усваивает свою глубокую причастность к этой ультимативной цели, он превращается в человека Израиля, и его жизнь приобретает смысл, равного которому нет во всей человеческой истории. Израильское общество, такое, каким оно должно быть, не только не нивелирует индивидуумов, а напротив, подчёркивает индивидуальность каждого из них, придаёт их жизни смысл.
Такое национальное сознание является первоосновой концепции эмуни, которая очищает понятие нации (в том смысле, как его понимает сионизм) и возносит его на небывалую духовную высоту. Понятие нации в современном смысле, которое было нами позаимствовано у народов мира, сегодня предстаёт перед нами как поверхностное, не имеющее глубинной сущности. Поэтому неудивительно, что сегодня оно поблёкло и не может более отвечать нашим нуждам. Новое сознание подвергло понятие нации тщательной ревизии, отбросило его внешнюю западную оболочку, взяло на вооружение его суть, нашло прототип этого понятия в исконно еврейском мировоззрении и поставило его в соответствующий этому контекст. В результате понятие «еврейский народ» приобрело мощь и актуальность, позволяющие ему служить основой национального сознания. На этом фундаменте мы сможем обосновать продолжение нашего существования как народа в Стране Израиля.
В начале книги упоминалось, что только еврейский народ является народом в точном смысле этого понятия. Народ, у которого нет такого сознания, как израильское, не является в полном смысле слова народом. Зачастую народ понимают как совокупность индивидуумов. Такой «народ» может быть множеством людей, объединённых исторической, языковой, культурной или какой-либо другой общностью, например, общностью гражданско-государственной, как американская нация, однако подобная национальная идентификация не выводит отдельно взятого человека за пределы собственной индивидуальности. Из такой общности не может возникнуть органическое единое целое. Индивидуум по сути своей так и остаётся индивидуумом, в то время как нация является чем-то внешним, случайным и временным. Итальянец, эмигрировавший в США, за одно-два поколения полностью превратится в американца. Оказывается, что национальные концепции народов мира чётко соответствуют их сознанию. Но примененная к евреям, западная национальная концепция не способна правильно отобразить суть понятия «еврейский народ». Сознание эмуни предлагает путь к разрешению противоречия, возникшего из-за применения западных теорий к феномену еврейства.