Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 4. Смена караула - социально-политический статус

Глава 5. Новое руководство

  • Власть правых ускорит "смену караула"
  • Социальные источники нового сознания
  • Примеры нового сознания

    Освобождающееся идеологическое пространство требует появления альтернативы. Альтернативой может служить только новое сознание, сознание эмуни, что и произойдет со всей исторической неизбежностью. Социальные силы, являющиеся носителями этого сознания, займут место предыдущего руководства, чья идеологическая база рухнула. Таким образом, превращение общины эмуни в руководящую элиту – лишь вопрос времени. Основным препятствием для смены исторического руководства в процессе возвращения в Сион является пока ещё медленный темп созревания лидерского сознания в этой среде.

    Власть правых ускорит "смену караула"

    Появление новых лидеров, лидеров эмуни может быть ускорено после прихода к политической власти национального лагеря. Для этого имеются две причины.
    Во-первых, политические левый и правый лагеря в Израиле по существу ничем друг от друга не отличаются. Оба лагеря опираются на одну и ту же сионистскую идеологию, а поскольку именно в ней и содержится проблема, то правый лагерь обречен на политический паралич не в меньшей степени, чем левый. Можно ожидать, что правые проявят чуть меньше государственной недальновидности и чуть больше стойкости в области безопасности, можно надеяться, что они, по крайней мере, не предадут основные национальные интересы, но они не в состоянии коренным образом изменить ситуацию. В конце концов израильтяне поймут, что ни правые, ни левые не могут справиться с самыми насущными национальными проблемами и что сионизм зашел в тупик. Общество осознает также, что вопрос не в личности тех или иных лидеров и не в том, какая партия возглавляет правительство. Любое сионистское руководство, с обеих сторон политического спектра, находится в состоянии глубинного паралича, и это приводит к мысли, что для появления эффективного руководства необходимо принципиальное изменение сознания. Этот двойной паралич как правого, так и левого лагеря является необходимым фоном, который приведет к раскрытию сердец и умов для понимания и принятия альтернативного всеобъемлющего восприятия – нового сознания.
    Во-вторых, правый лагерь, в сущности, является техническим политическим образованием, лишенным идеологической мотивации. В качестве такового, он может временно возглавлять политическое руководство, предоставляя новой альтернативе, альтернативе эмуни, время и возможность сформироваться и достичь зрелости. В конце концов, это свободное от идеологии пространство может послужить фоном для прихода нового руководства. Надежды, которые были связаны с процессом Осло, канули в лету, несмотря на попытки нынешнего руководства оживить их. Процесс возвращения еврейского народа в Сион застопорился надолго, и это создает благоприятную почву для формирования нового руководства, о шансах на победу которого мы и ведем речь. Этот переходной период правому лагерю необходимо использовать для своей социальной реорганизации и развития идеологии. Отсутствие идеологии у политических сил, которые будут находиться у власти в ближайшие годы, взывает к тому, чтобы произошло естественное заполнение вакуума содержанием эмуни.

    Социальные источники нового сознания

    Поселенческое руководство, как мы уже отмечали, затрудняется разработать лидерское самосознание в национальном масштабе. Общественно-идеологическая группа Гуш Эмуним, возглавлявшая поселенческое движение, исчезла с политической арены через несколько лет после своего появления. Ее место занял Совет Поселений (Моэцет ЕША). Если для Гуш Эмуним, несмотря на ее подчиненность общесионистской линии, идеология еще играла центральную роль, то для Совета Поселений она уже не значит ничего. Эта организация основана как добровольное объединение глав местных и областных советов в Иудее, Самарии и Газе. Совет Поселений всегда действовал только как представитель практических интересов жителей поселений, видя свою деятельность лишь в узкосекторальных рамках. Он никогда не пытался стать носителем национальной идеи и, уж конечно, далек от претензий на руководство нацией. В сущности, Совет Поселений действует как часть государственной системы и подобно любой другой муниципальной организации, например «Движения мошавов» (Тнуат мошавим), пытается продвигать свои секторальные интересы исключительно в существующих рамках. Несмотря на успех в поселенчестве в Иудее, Самарии и Газе, Совету Поселений не приходит в голову идея предложить альтернативу общенациональному руководству. Получив свои полномочия от государства, Совет, в сущности, противодействует описанному выше процессу смены элит. И если постепенная смена сознания все же происходит, то только вопреки идеологическому параличу Совета поселений.
    Откуда же появляются источники нового сознания? Таких источников несколько. Во-первых, это сами поселенцы, а не аппарат их муниципального представительства. Члены Совета Поселений никогда не избирались еврейскими жителями Иудеи, Самарии и Газы[41], у поселенцев не было возможности выбрать себе аутентичных лидеров и это подрывает в их глазах авторитет Совета и заставляет стремиться к другому руководству. В этих кругах ширится надежда на лидеров, которые, возможно, выйдут из их среды, но, главное, будут ставить общенациональные задачи. Тут же мы учитываем и широкие круги тех, которые не живут на территории Иудеи, Самарии и Газы, и зачастую не являются религиозными, но тоже сочувствуют новой идеологии и процессу "смены караула".
    Второй источник нового сознания – это репатрианты из бывшего Советского Союза и из США. Эти люди привезли с собой иные политические традиции и иную ментальность. Они не росли "на конвейере" национально-религиозного воспитания, в духе верности руководству и существующей власти и поэтому свободны от зашоренности и зависимости, характерных для типичного представителя национально-религиозного лагеря. Их ментальная и идеологическая независимость в объединении с другими имеющимися силами и группами представляет собой потенциал для создания нового типа руководства – руководства эмуни.
    Третий и, в некотором смысле, наиболее важный источник - это особенный тип еврея, вернувшегося к иудаизму (бааль тшува). В нём живым, органичным и оригинальным образом соединяются два центральных элемента, способных привести к возникновению альтернативного руководства. Во-первых, светские, вернувшиеся к религии, сохраняют уверенность в себе, присущую человеку светскому, левому или принадлежащему к рабочему движению – тому, кто вышел из ведущих кругов общества. Уверенность, что ему «можно и должно вести», быть лидером – часть его душевного склада. Он совершенно не сомневается, что государство принадлежит ему не меньше, чем остальным, и не нуждается ни в чьем покровительстве. С ментальной точки зрения он готов проявить инициативу. Помимо этого, он несет в себе основное сионистское новшество – чувство ответственности за ход истории и проявление исторической инициативы на национальном уровне. Это чувство является наиболее ценным духовным багажом сионизма, и оно естественно присуще возвратившимся к вере. Во-вторых, вернувшийся к религии способен привить этот отросток сионизма к древу изначальных еврейских ценностей. Таким образом, он представляет собой синтез сионизма и еврейской традиции, чего практически нельзя найти в других слоях общества. Это сочетание – важнейшая черта новой идеологии, дающей нам реальный исторический шанс совершить переворот. Впервые мы видим человеческий тип, в котором гармонично слились осознанное и направленное стремление к грядущему Избавлению и основы израильского сознания. Можно сказать, что в такой личности сионизм возвышается, проясняется, выработанные им положительные элементы очищаются и исправляются. Не стоит и говорить, что когда характерное для сионизма подсознательное стремление к Избавлению, к Геуле, возвращается к своим еврейским истокам, то оно становится во много раз более мощным, четким и ясным, чем в сионизме.

    Примеры нового сознания

    Теперь рассмотрим конкретные примеры первых ростков нового лидерского сознания. Во-первых, это движение «Еврейское руководство» (Манхигут егудит), которое осознанно и четко объявило своей целью разработку альтернативного руководства для государства Израиль, а также его (руководства) политическое воплощение в действии. Это движение, возглавляемое Моше Фейглиным, на нынешний день действует как группа в рамках Ликуда, и набирает политическую силу по правилам существующей системы. Мы впервые видим политическое движение, пользующееся общественной поддержкой, ведущим лозунгом которой является приход к власти руководства нового типа.
    Второй пример - избрание Эфи Эйтам главой партии Мафдаль. Помимо политических аспектов этого, можно сказать, что Эфи Эйтам является типичным представителем описанного нами выше типа человека. Выросший и воспитанный в кибуце Эйн Гев, служивший в отборных частях Армии Обороны Израиля (ЦАХАЛ) и дошедший до высокого армейского чина, он представляет собой тип классического сиониста. Вернувшись к религии, он принес с собой сионистскую идеологию в очищенном и кристаллизованном виде, вернул ее к национальным истокам и дал ей прочную еврейскую основу. В такой личности оба элемента – сионизм и еврейское традиционное сознание - достигают подлинного синтеза. Признание членами Мафдаля превосходства Эфи Эйтама – это признание, возможно, пока еще неосознанное - превосходства личности, сочетающей в себе описанные качества, лидерского потенциала еврея, вернувшегося к вере отцов. Сильнейшее раздражение, которое личность Эйтама вызывает в среде левого лагеря, подтверждает это понимание.
    Эти два явления – Моше Фейглин и «Еврейское руководство» в Ликуде и Эфи Эйтам во главе Мафдаля - невозможно до конца понять, не увидев в них начало развития нового лидерского сознания - сознания эмуни.
    ***
    В завершение этой части мы хотим отметить, что процессы "смены караула" становятся все более и более явственными. Историческое руководство процессом возвращения в Сион давно ушло в прошлое. Вместо него сегодня государством и обществом управляет элита, наследующая своей предшественнице в социологическом, но не в идейном плане. Эта элита – израильский левый лагерь – занята сохранением своего положения, продвижением своих материальных интересов и ключевых позиций и попытками нейтрализовать любые другие идейные и общественные силы, представляющие опасность для ее гегемонии. Она не рассматривает власть как инструмент для воплощения какой-либо идеи, но напротив, идеи нужны ей лишь для укрепления собственной власти. Политическое руководство, как справа, так и слева, парализовано тупиковой ситуацией, в которую зашел процесс возвращения в Сион, и не способно вывести его из этого тупика. Этот паралич создает идейный вакуум, в котором должно появиться новое руководство, опирающееся на новое сознание.
    Одновременно крепнут идеологические и общественные силы, которые начинают приобретать черты альтернативного руководства. Из среды людей, с одной стороны связанных с еврейской традицией, и с другой – с сионистской, начинает произрастать альтернативная идеология. Она сочетает оба эти начала при главенстве первого из них и может служить достойной и релевантной основой для продолжения и обновления процесса возвращения в Сион. Этот процесс синтеза в основном происходит в среде тех, кто на практике осуществляет заселение Иудеи, Самарии и Газы, но он включает в себя и куда более широкие круги, и именно из этой среды следует ожидать появления альтернативных лидеров. Лидерское сознание в этих кругах еще незрелое, но процесс его развития уже давно начался, и мы уже видим в израильской политике первые робкие ростки осознанного стремления этих лидеров к осуществлению своего предназначения.
    Историческая необходимость состоит в том, что лидеры нового типа возьмут в свои руки руководство процессом возвращения еврейского народа на Родину, на этот раз исходя из осознанного стремления завершить процесс Геулы, согласно еврейским источникам. Мы утверждаем, что вопрос лишь в том, когда именно это руководство придет к власти в cтране.
    ***
    Нам осталось обсудить еще два вопроса. Первый – это основные политические линии, которых должно придерживаться новое руководство, как на долгий срок, так и на промежуточный период. Второй – это тактика, которую стоит использовать такому альтернативному руководству для того, чтобы прийти к власти. Этими двумя вопросами мы займемся в двух оставшихся частях книги.


    [41] В 2007 году были проведены первые выборы в Совет Поселений. (Прим.ред.)