Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 5. Основы новой государственности: стратегические цели

Глава 1. Создание еврейского государства

  • Государство, режим, правительство
  • Проблемы режима в государстве Израиль
  • Какой режим нужен еврейскому государству

    В «Законах о царях и о войне» Рамбам пишет: «Израилю были даны три заповеди для исполнения при вступлении в землю обетованную: назначить царя, как сказано: «поставь над собой царя» (Дварим 17:15). Далее, в главе 11, галаха 1, он пишет: «В грядущие дни придёт царь-Машиах, восстановит династию Давида...». Там же, в четвертой галахе: «И если придёт царь из рода Давида...».
    Рамбам использует выражение «придёт царь». Как минимум, оно означает, что появится правитель, властитель. Если есть власть – есть государство. Само по себе выражение «царство рода Давида» также подразумевает государство. Иными словами, речь идёт об образовании еврейского государства. Это первая задача руководства эпохи Геулы и первая заповедь, которая возлагается на народ Израиля после его вступления в Эрец Исраэль. Вопрос о государственном строе остаётся открытым. Под словом "царь" может подразумеваться как непосредственно монархия и её особый, еврейский, вариант, так и сам факт суверенной власти в любой форме. В последнем случае требование поставить царя является требованием о создании независимого государства, где возможен и другой, например, демократический, строй. К этому вопросу мы ещё вернёмся.
    В уже упоминавшейся четвёртой галахе Рамбам пишет: «Но если придёт царь из рода Давида, посвятивший себя, как и Давид, его предок, постижению Торы и исполнению заповедей согласно Письменной и Устной Торе...». Значит, эта власть должна соответствовать духу Торы. Требование изучать Тору относится не только к занятиям Торой на личном уровне. Это требование прежде всего указывает характер и направленность руководства. Отсюда, и из сказанного далее у Рамбама, мы понимаем, что речь идёт о требовании создать именно Еврейское государство. Еврейское государство, а не «государство евреев» - где проживают евреи, но где принят западный подход к образу правления, ценностям, мышлению, вроде государства Израиль в наши дни. Итак: первая стоящая перед нами задача: создание еврейского государства.
    Понятие «еврейское государство» не означает власть религиозного правительства, иначе легко можно получить государство, в котором религиозные деятели правят по западным образцам. Сегодня в правительстве есть религиозные и даже ультраортодоксальные министры, однако религиозность является их личным делом, а в качестве общественных деятелей, они функционируют в точности, как западные политики. Сама по себе религиозность лидера не означает никакого новшества. Что изменится от того, что вместо нынешней элиты, ставящей на первое место свои интересы и грабящей общественную казну, это будут делать религиозные, или даже, предположим, ультраортодоксальные политики? Читатель, конечно, не подозревает нас в намерении передать власть религиозным, чтобы те продвигали свои секторальные интересы или даже «интересы религии», если вообще существует такое странное понятие. Мы стремимся к такому руководству, которое соблюдало бы интересы всего народа, а не только того или иного сектора. Новое руководство должно стараться достичь целей, к которым стремился наш народ во всех его поколениях, и сделать это в форме, соответствующей его духу, обычаям и мышлению.
    Итак, мы за «Еврейское государство», а не за «Государство Галахи».

    Государство, режим, правительство

    Чтобы понять, как можно превратить современное государство Израиль в еврейское государство, следует различать между тремя понятиями: государство, режим и правительство. Это три различных уровня. Государство создаётся народом как средство достижения своих целей в истории. Это понятие определяет форму, но не содержание. Безусловно, само установление рамок национального самоопределения уже имеет большое значение. Государство – это инструмент, с помощью которого народы действуют в истории. На сцене истории выступают не отдельные личности, а нации. Народ без государства, без самоопределения будет нем, у него не будет органа, чтобы выразить свою неповторимую суть.
    Понятие режим (государственный строй) отличается от государства тем, что оно выражает определённое содержание и сущность. Основы строя – закон, судебная система и правопорядок - чётко выражают определённую систему ценностей, идеологические позиции и мировоззрение. Нация формирует режим в соответствии со своей культурой и моральными ценностями. Государства – рамки без специфического содержания – отличаются друг от друга, главным образом, особенностями своего строя. Так, в Соединённых Штатах существует демократический режим, который сформировался в соответствии с духом американского народа, с его основными ценностями, с его пониманием сути индивидуума, общества, всего человечества и т.п. Напротив, в бывшем Советском Союзе коммунистический режим опирался на совершенно другие представления о морали, обществе и экономике. И США, и бывший СССР - это государства, в качестве таковых они являются членами ООН , но режимы в них разные. Чтобы понять ещё лучше разницу между государством и его режимом, обратимся к примеру государства, в котором происходит революция или смена режима. Франция продолжала и продолжает оставаться тем же государством после французской революции и после других смен государственного режима.
    Правительство – это группа людей, стоящих у власти и претворяющих в жизнь цели народа или нации по принципам данного государственного строя. Правительства сменяются часто, режим – редко, и почти всегда – в результате переворота или революции.
    Установление еврейского суверенитета на земле Израиля, основание государства Израиль, представляет в наших глазах существенную ценность. Оно означает начало исполнения заповеди, которую первой должен осуществить народ Израиля при вступлении в страну. Это также первая задача, стоящая перед народом в начале Освобождения. Нашу критику вызывает не государство Израиль, а характер его государственного строя, который, на наш взгляд, следует изменить.  

    Проблемы режима в государстве Израиль

    Сегодня в государстве Израиль принят за основу западный либерально-демократический режим. Все его составляющие – судебная система, израильский парламент (Кнессет), законодательство и правопорядок – перекопированы из западной культуры и носят на себе отпечаток западных ценностей. Основатели государства Израиль прошли через процесс эмансипации, «просвещения» (аскала), сделавший западную культуру неотъемлемым элементом их сионистского сознания. Естественно, что они не могли представить себе возможность какого-либо иного режима. Правда, в некоторых кругах тешились идеей построить государство Израиль по примеру коммунистического Советского Союза, но это было нереально, и здесь мы не будем обсуждать причины того, почему это не произошло. В любом случае, коммунистическое мировоззрение тоже, в строгом смысле слова, является западным.
    Таким образом, в государстве Израиль установлен парламентский режим, сформированный с начала до конца в духе западной культуры. Мы утверждаем, что в том виде, в каком он был скопирован с оригинала, он чужд израильскому духу и иногда даже противостоит ему. Это требует дополнительных разъяснений, в основном потому, что нас так воспитали - нас приучили считать западный строй чем-то само собой разумеющимся[45].
    Принцип западного парламентаризма исходит из предположения, что в обществе представлено множество разных интересов, т.к. оно состоит из многих различных групп, слоёв и меньшинств. Для обеспечения стабильности общества, чтобы конкурирующие силы не разорвали его на части и не вели между собой внутренние войны, был изобретён парламентский механизм. Западный парламент является системой балансирования между представителями различных групп интересов, он распределяет между ними ресурсы в соответствии с узаконенными и признанными всеми правилами. После выборов при демократическом режиме власть должна перераспределяться между различными политическими силами в соответствии с их соотношением и представительством в обществе на данный момент. За таким устройством скрывается философское предположение, что общество в принципе не может быть сплочённым и что разобщённость - не временное, а постоянное и сущностное явление. Как считал известный английский философ Томас Гоббс: «Человек человеку волк»[46].
    Еврейский взгляд на этот вопрос абсолютно иной, чтоб не сказать противоположный. В иудаизме центральное место занимает идея единства. Не только единства всего общества и всего народа, а единение всего творения. «Слушай Израиль: Господь - Бог наш, Господь один!» (Дварим 6,4) - снова и снова повторяет еврей каждые утро и вечер. Да, в мире на каждом шагу проявляется разъединенность, но иудаизм считает это состояние временным и ни в коем случае не сущностным и не нормальным. Еврей должен стремиться к раскрытию единства и к проявлению его потенциала в жизни. Нельзя примиряться с беспрестанными спорами и раздорами в обществе. Надо попытаться исправить положение, и сама попытка исправления имеет ценность, если исходить из точки зрения, что ситуация раздоров временная, даже если она длится тысячи лет. При таком подходе у всего еврейского народа есть одно и то же стремление, даже если на первый взгляд это не заметно. Задача власти заключается в том, чтобы выявить и осуществить это стремление.
    Зададимся теперь вопросом: подходит ли израильскому сознанию западная система, перекопированная без критической переработки? Может ли она отразить израильские реалии, нет ли коренного противоречия между ней и еврейским стремлением к единству народа? Стоит ли народу, основная задача которого реализовать идею единства, устанавливать для себя строй, основанный на предположении, что никакого единства вообще быть не может? Разве не ясно, что в основе израильской политики должна лежать идея единства, а государственный строй должен выражать эту идею и действовать в соответствии с ней.
    Перейдём к следующему примеру. Западная философия, особенно современная, считает индивидуума наивысшей ценностью. Политическое мировоззрение Запада усвоило этот индивидуализм, и в итоге государство воспринимается, как большая страховая компания, чей основной долг – всячески заботиться обо всех правах и нуждах своих граждан. Гражданин, индивидуум – превыше всего, его потребности – высшая и единственная ценность, а государство - это инструмент для его благосостояния. Оно обязано обеспечить его безопасность, высокий уровень жизни, заботиться о его здоровье, культурных потребностях, пенсионном обеспечении и т.д. При таком взгляде на государство понятие нации как естественного живого организма уже не существует. Едва ли можно сегодня вообще говорить о нации, разве что в смысле сосуществования отдельных индивидуумов. Так появился современный термин «государство всех граждан», который был некритично импортирован в Израиль вместе со всеми другими западными категориями.
    В главенствующем сегодня западном политическом мировоззрении рассматривается не общность, а отдельные индивидуумы, которые снова и снова требуют и отстаивают свои права. Мы постоянно слышим о "правах человека", однако почти не упоминаются его обязанности, а если да, то лишь в самом узком смысле, например, что запрещено делать, чтобы «твоя свобода не нанесла ущерба свободе соседа». Сосредоточение на правах без упоминания обязанностей также идёт вразрез с израильским сознанием. Тора учит человека воспринимать свои обязанности как основу построения всей личности. Только исходя из обязанностей можно говорить о правах. Поэтому и здесь западный подход чужд еврейскому мышлению и не способен выразить его.

    В третьей части мы говорили о еврейском национальном сознании и его особенностях. Государственный строй непременно должен соответствовать национальному сознанию, выражать его и служить ему. Американская нация зародилась в результате того, что отдельные представители разных народов со всех концов света собрались в одном месте, и она действительно состоит из групп и отдельных людей без общенационального знаменателя в самосознании. Еврейские же граждане государства Израиль приехали в Эрец Исраэль именно в силу своей принадлежности к одному народу. У нас «народ» - не только философский термин, но постоянный, живой и действующий фактор израильской действительности. Говоря «постоянный и действующий», мы имеем в виду буквальный смысл этих слов. То, что все мы являемся неотъемлемой органической частью еврейского народа, так сильно и глубоко влияет на нашу жизнь, что эта врождённая принадлежность властвует и правит нами, иногда наперекор нашим желаниям, и мы не в состоянии убежать от неё. Невозможно понять ни одно из событий еврейской истории – изгнание, гонения, одиночество, выживание, Катастрофа, возвращение в страну по истечении двух тысячелетий, – не учитывая лежащую на каждом еврее печать принадлежности к народу Израиля. Еврейское существование непостижимо без присутствия еврейской составляющей в душе каждого еврея ещё до его рождения, вне связи с его сознательным рациональным выбором и без возможности оторваться от неё. Если хотите, это можно назвать еврейской душой.
    Итак, народ Израиля – это не просто группа людей, как другие народы, а органически единое целое. Личность выступает и приобретает собственное значение лишь на основе этой общей платформы. Государство Израиль, согласно еврейскому мировоззрению, должно быть инструментом для проявления и выражения в истории этой формы существования нации. Государственный режим в Израиле не может выполнить своего предназначения, если он не исходит из этой точки зрения.
    Мы не обсуждаем, является ли западное политическое мировоззрение на самом деле истинным, просвещённым и прогрессивным, как это принято считать. Вопрос состоит в другом. Подходит ли оно израильскому духу, выражает ли его, не противоречит ли ему? Способна ли западная политика, основанная в наше время на идее «государства для всех его граждан», стать политикой государства Израиль, когда всё предназначение последнего – быть инструментом для выражения в истории особого характера нашего народа? Государственный строй, основанный на философских принципах и реалиях чужой культуры, противоположных еврейским, неизбежно душит и подавляет еврейский дух, атрофирует его, и приводит в конце концов к его уничтожению.
    До сих пор мы занимались философской стороной вопроса. Теперь давайте опустимся на землю и рассмотрим некоторые примеры противоречий в повседневной жизни израильского общества, являющиеся результатом сильнейшего несоответствия западно-христианских реалий характеру еврейской нации.
    Одно из учреждений, где ярко проявляется дух "вестернизации" – это Верховный суд. Им были приняты десятки постановлений, которые выражают упомянутое несоответствие: запрет на создание поселений только с еврейским населением; вмешательство в военные действия в процессе их ведения; разрешение на освобождение террористов, в том числе тех, на чьих руках еврейская кровь; разрешение однополых браков; позиция по отношению к определению «кто является евреем», и т.д. и т.п. Все эти постановления были вынесены потому, что Верховный суд печётся не о еврейском сознании и его принципах и даже не о насущных нуждах и интересах еврейского народа, а о соблюдении некоего абстрактного набора принципов западно-демократического толка, перед которыми нас обязывают преклоняться, даже ценой нашей крови. В противоположность еврейскому принципу «пришедшего тебя убить - убей» ("Синедрион" стр.72), евреи в Израиле оказываются вынужденными практически соблюдать теоретический христианский лозунг «подставь вторую щеку» врагу. Мы уже объясняли, что принятие западного сознания означает, на самом деле, неосознанное усвоение многих христианских принципов, являющихся его основой. В результате мы оказываемся вынуждены жить по принципам христианской морали, которые не только чужды нам, но которые и в самой христианской культуре подразумевают только личностный уровень, а не государственный.
    Критика Верховного суда приводится здесь для того, чтобы показать один из примеров несоответствия между характером государственного строя в Израиле и духом народа. Недовольство Верховным судом растет по мере того, как различные слои населения ощущают, что этот элитарный суд отчуждён от них и далёк от их взглядов и потребностей. Поскольку многие не сознают причины этой чуждости, они предъявляют личные претензии судьям и особенно председателю Верховного суда. Действительно, председатель Верховного суда[47] опьянён силой своей власти и хочет её расширения. Создаётся впечатление, что суд не замечает этой своей отчуждённости от народа, не обращает внимания на критику и ведёт себя как деспот. Но не это главное. Верховный суд считает себя «сторожевым псом демократии». Своё предназначение он видит в том, чтобы внедрять западные принципы в жизнь израильского общества, и нельзя сказать, что он неправильно понимает порученную ему миссию. Сам председатель Верховного суда преклоняется перед западными ценностями и стремится силой навязать их всему народу. Он видит себя идеалистом, выполняющим свою задачу вопреки трудностям, критике и непониманию его целей. Таким образом, корень отчуждённости покоится не в личных недостатках судей, а в системе ценностей израильской правовой системы. Ошибочно полагать, что замена председателя, а также тех или иных судей, решит проблему. Проблема гораздо глубже и существенней. Требуется сменить не несколько человек, а принципы государственного режима, которые защищает судебная система.
    Центральный демократический орган в государстве Израиль – Кнессет – также может предоставить нам более чем достаточно примеров системных проблем. Что может быть более бессмысленным и нелепым, чем возможность, предоставляемая израильским государством арабскому меньшинству, большая часть которого открыто солидаризируется с нашими жесточайшими врагами и даже поддерживает их, не только выступать в израильском Кнессете, не только принимать участие в его решениях, но и иметь иногда решающий голос в жизненно важных вопросах, таких как, например, соглашения Осло. Согласно еврейскому мировоззрению, можно ли себе представить, что арабские граждане государства – даже если они открыто не поддерживают наших врагов – обладают решающим словом в вопросе «кто является евреем» или определяют судьбу Эрец Исраэль? Конечно, тот, кто считает, что государство Израиль должно быть безликим «государством для всех его граждан», будет защищать эти права израильских арабов и видеть в этом вершину моральных достижений государства. Но любой еврей, не забывший свои национальные ценности, должен содрогнуться от этого. Это еще один пример противоречия между ценностями нынешнего государственного строя и духом нации, её еврейским сознанием.
    Некоторые считают, что в Израиле царит полная демократия, и для оправдания своего примирения с недостатками нынешнего режима цитируют, что «демократия – это наименьшее из существующих зол». Мы не можем согласиться с таким мнением. Сам подход, что следует мириться со злом, хотя бы и с «наименьшим», имеет христианскую основу. Христианство не верит в возможность исправления государства и общества. Именно поэтому оно переносит все свои усилия и внимание на личность. Это основная доктрина христианства, породившая пессимистический взгляд Запада на исправление общества, взгляд, который позволяет ему оправдывать примирение с «меньшим из зол». Еврейский народ, напротив, верит в необходимость претворять в жизнь добро и не мириться со злом (пусть и минимальным). Он также верит в то, что, руководствуясь Торой, можно к этому прийти.
    Многие забывают, в особенности потому, что властное меньшинство помогает им забывать, что государственный строй Израиля никогда не был предметом выбора граждан. Бен Гурион и его соратники нарушили своё обещание, данное в первые дни существования государства – предоставить гражданам право выбрать желательный для них государственный строй.
    Д-р Йосеф Недава пишет в своей книге «История режимов»: «25-го января 1949-го г. было избрано Учредительное собрание, поручившее законодательной комиссии представить ему в письменном виде проект Конституции для обсуждения и утверждения. По первоначальному замыслу Учредительное собрание должно было самораспуститься после принятия Конституции, но, поскольку вопрос о Конституции сошёл с повестки дня, это собрание стало Кнессетом первого созыва».
    Менахем Бегин лучше многих понимал значение этого вопроса и поднимал его в Кнессете первого созыва. На заседании 1-го февраля 1950-го г. на тему отчёта законодательной комиссии Бегин сказал, среди прочего, следующее: «Мы создали Учредительное собрание. ... На вас была возложена обязанность создать Конституцию, а затем вы должны были самораспуститься и провести новые выборы, ...но вы действовали вопреки мандату, данному вам на выборах. Если вы хотите изменить это, вы можете сделать это при одном условии: спросите народ. . .
    Учредительное собрание является не более чем инструментом в руках народа, и, если Учредительное собрание действует вопреки желаниям народа, тот может потребовать новых выборов. . .
    Такова ситуация в нашем государстве. Правящая верхушка стоит превыше закона, поскольку нет Конституции, которая ограничивала бы её. Вы хотите сохранить такое положение вещей, и это настоящая причина вашего нежелания устанавливать Конституцию. Вы скрываете это от народа. . .
    Все вы выставили свои кандидатуры в Учредительное собрание... и никто из вас не сообщил народу, что Конституции не будет. Поэтому мы требуем одно из двух: или выполните обязанность, возложенную на вас народом – принятие Конституции - или проведите референдум при участии всех избирателей, и их волей решится вопрос о Конституции ».
    Важность этих слов Бегина трудно переоценить. Они означают, что государственный строй, существующий в Израиле со времени создания государства, является результатом незаконного захвата, типичного для партии МАПАЙ. Если израильтяне принимают его как нечто само собой разумеющееся, то это только в результате многолетнего насаждения в них стадного чувства и отсутствия "вредной привычки" задавать вопросы. "Святость" государственного строя, защищаемая органами, претендующими на звание «сторожевых псов» демократии, абсолютно безосновательна. Эти слова Бегина помогают нам освободиться от автоматической преданности навязанному нам государственному строю и заново пересмотреть весь вопрос.

     Какой режим нужен еврейскому государству

    Мы показали проблематичность западных политических принципов в государстве Израиль, т.к. они не отвечает минимальным требованиям именно еврейского государства, построение которого является одной из целей Геулы. Но мы должны признать, что на данный момент у нас нет альтернативы. Сегодня ни у нашего народа в целом, ни у его религиозной части, в частности, нет никакого серьёзного и детально разработанного ответа на вопрос о подходящем характере строя в еврейском государстве. Ниже мы попытаемся объяснить причины этого.
    Запись и развитие законов устной Торы проходило в период, когда еврейский народ уже не жил независимой жизнью в своей стране. В большей своей части они записывались мудрецами вавилонской диаспоры в так называемом Вавилонском Талмуде.
    Иерусалимский Талмуд, хоть и был создан в Эрец Исраэль, но и тут его писали уже в условиях потери государственного суверенитета. Устная Тора предназначена для развития и применения принципов письменной Торы в жизни в соответствии с меняющимися условиями. Жизнь в изгнании была жизнью индивидуальной, семейной или, максимум, жизнью общины. В результате, устная Тора, как правило, рассматривает только эти аспекты и даёт свои наставления в соответствии с ними. Почти единственный трактат Талмуда, где рассматривается тема государственного режима и религиозные постановления (галахот) для нации в целом, - это трактат «Синедрион».
    Однако даже там принципы государственного строя разработаны только в первичном виде. Этого недостаточно для построения государства. Мы, конечно, не предъявляем претензии к создателям устной Торы, т.к. в их время была необходимость заниматься другими аспектами.
    Сегодня, с возвращением на свою землю и созданием государства Израиль, вопросы строя и государственности становятся актуальными и жизненно важными. Более того, установление настоящего израильского государственного строя превращается в прямую галахическую обязанность, т.к. возникли соответствующие условия и возможности. Мы уже говорили, что новое руководство, руководство эмуни, должно превратить заповеди, отложенные до времен Машиаха, в актуальные и животрепещущие.
    Режим еврейского государства не может быть тем, что обычно называют «Государством Галахи». Это понятие, по сути, фикция, созданная прессой. Галаха, как уже было сказано, говорит только о личных, семейных и общинных аспектах. Сегодняшняя Галаха не дает ответа на то, как управлять государством в соответствии с Торой. Уже две тысячи лет наши мудрецы не занимались этим в должной степени, а если бы и занимались, то всё равно нужно было бы всё рассмотреть и обсудить по-новому в свете изменений действительности. Нет сегодня у Галахи готовых ответов на вопросы, какими должны быть по духу Торы форма правления, характер экономики, принципы внешней политики, как построить систему социального обеспечения и т.д. и т. д. Сегодня Галаха занимается кашрутом на армейской кухне, но не тем, какова роль командира части, каков подходящий возраст для призыва в армию или как влияет на призыв семейное положение призывника.
    Такова нынешняя ситуация, и это вполне понятно на фоне двухтысячелетнего галута. Разумеется, когда мы говорим, что сегодня нет готовых ответов, мы не подразумеваем, что у Торы не будет этих ответов в будущем. Наоборот, принципы, на которых построено наше видение этих тем, есть только в еврейских источниках - в письменной и устной Торе - но для того, чтобы ими воспользоваться и переработать их в конкретные галахические постановления, необходимо приложить особые творческие усилия.
    Следует опровергнуть мнение, будто бы Тора специально и принципиально не рассматривает эти аспекты, и что они не входят в круг её интересов. В Торе разрабатывается тема государства и строя. Например, законы для царей в Торе, в недельной главе «Судьи», или трактат «Синедрион» в Талмуде. Более того, мы считаем, что Тора прежде всего обращается ко всей нации и по всем жизненным вопросам, и только после этого, и в соответствии с этим, к отдельной личности.
    Итак, на сегодняшний день не существует разработанной Галахи по вопросу, какой строй является подходящим для еврейского государства в Израиле. Сегодня можно представить себе только общий образ такого государства и общее направление, в котором следует продвигаться. Естественно, большинство конкретных деталей и вопросов проявится только в порядке претворения теории в жизнь, т.к. Тора - это не догма, а модель и руководство для живой и подлинной действительности. Возможно, факт сегодняшней "неподготовленности" религиозного законодательства разочарует читателей, но само признание, что есть недостаток, это важный этап в его восполнении. Формулировка проблемы, указание пути к её разрешению, понимание трудностей, стоящих перед всей нацией, понимание главной задачи руководства - все это краеугольный камень здания еврейского государства.
    В общем плане под Еврейским государством мы подразумеваем современное развитое государство, в котором все системы построены в соответствии с духом Торы и выражают его; оно соответствует своему времени, находится в сотрудничестве с другими странами и использует все лучшие достижения человечества. Граждан еврейского государства объединяет еврейское самосознание, в нём напрочь отсутствует теперешнее, в корне необоснованное, деление на религиозных и светских; в нем господствует еврейский дух, культура и история; его строй подходит духу, целям и потребностям народа. Именно потому, что оно основывается на принципах Торы, это государство возглавит борьбу человечества за социальную справедливость.
    Для создания такого государства необходимы творческие усилия всей нации в течение двух-трёх поколений. В этом процессе должны будут найти своё решение вопросы государственного строя, Синедриона, правовой израильской системы и др. Объём этих тем не таков, чтобы один человек мог дать на них полный ответ. Речь идёт, по сути, о восстановлении устной Торы в вопросах национальной жизни, но не только в них. Мы говорим о творческом процессе, в котором будут участвовать лучшие национальные силы во всех областях духа и интеллекта[48]. Этот процесс должен быть открытым и свободным, чтобы привести к желательным результатам. Его можно сравнить с процессом, который возглавил в своё время рабби Иоханан бен Заккай в Явне, когда было необходимо обновить устную Тору как руководство для народа в долгие годы изгнания. В наше время, всего одно-два поколения тому назад, еврейский народ создал совместными усилиями на пустом месте армию – ЦАХАЛ - и другие системы безопасности, сельское хозяйство, поселенчество, науку, промышленность, высокие технологии. Такой народ сможет преодолеть и нынешние задачи при одном условии - наличии ответственного руководства, понимающего цели, стоящие перед нацией.
    Новое руководство будет возглавлять, продвигать, показывать направление, определять приоритеты, объединять силы, изыскивать необходимые средства, поддерживать и ободрять, короче, руководство будет руководить народом в процессе создания еврейского строя для государства Израиль - мы, к сожалению, уже забыли, что такое возможно и бывает. Это и есть одна из центральных задач нового еврейского руководства – руководства эмуни.


    [45] Западная либеральная демократия сформировалась в условиях христианской культуры, в которой существует специфическое противопоставление «бога» и «кесаря» , конфликт «светских» и «религиозных» ценностей и образа жизни, борьба между властью монарха и церкви. Эта христианская основа современной светской западной культуры зачастую не принимается в расчет, и западно-христианские ценности ощущаются как естественные и универсальные. (Прим.ред.)

    [46]По Гоббсу первоначальное или естественное состояние человеческих обществ – это война всех со всеми (Прим.ред.)

    [47] Речь идёт о судье Аароне Бараке, который уже ушёл в отставку, но оставил себе на смену своих учеников и последователей. (Прим. ред.)

    [48] В наши дни делаются попытки основать Синедрион, который поставит перед собой задачу разработать еврейское законодательство, основанное на источниках иудаизма и в соответствии с требованиями нашей эпохи. (Прим. ред.)