Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 5. Основы новой государственности: стратегические цели

Глава 3. Строительство Храма

  • Почему заповедь о строительстве Храма не выполняется
  • Основные трудности, стоящие перед новым руководством на пути к построению Храма
  • Культура Третьего Храма
  • Духовое противостояние

     

    Почему заповедь о строительстве Храма не выполняется

    «Повелевающая заповедь – сделать Храм Богу… как сказано «и пусть сделают они Мне Святилище» (Шмот 25:8)» (Рамбам, «Книга Служения»). В «Книге Заповедей» (раздел "Повелевающие заповеди", заповедь 20) Рамбам также разъясняет, что строительство Храма является повелевающей заповедью[49]. Строительство Храма на предназначенном для него месте, на Храмовой горе в Иерусалиме – это третья цель Геулы, и одна из стратегических задач, стоящих перед руководством эмуни.
    Строительство Храма – единственная из перечисленных Рамбамом целей Геулы, осуществлением которой сионизм никогда не занимался. Не просто не занимался, многие годы сионизм всеми силами игнорировал эту тему, и когда строительство Храма приобрело актуальность, сионизм бежал от решения этого вопроса как от огня. Мы уже упоминали о «политической линии» министра обороны Моше Даяна, который сразу же после Шестидневной Войны передал реальную власть на Храмовой горе в руки мусульманского управления святыми местами ВАКФ. Оказалось, что сионизм просто не способен продвинуться дальше Стены Плача. От всего, связанного со святостью его отделяет непреодолимая преграда. Поэтому неудивительно, что для сионизма просто не существовало вопросов, связанных с Храмовой Горой и Храмом.
    Но было бы несправедливо обвинять во всем только сионистское сознание и его носителей. Религиозное и традиционное сознание также не в состоянии по-настоящему заняться вопросами Храма. Казалось бы, религиозный еврей должен стремиться исполнить эту заповедь так же, как любую другую из 613-и заповедей Торы. В конце-концов, заповеди даны нам, чтобы мы их исполняли, Всевышний не обязан делать это вместо нас. Почему же религиозные евреи так старательно избегают этой темы и всеми силами пытаются оттеснить все, что связано с Храмом и его строительством, за пределы своего и общественного сознания и понятий о религиозном долге?
    Мы уже говорили, что двухтысячелетнее изгнание народа Израиля со своей Земли превратило явления, вызванные временной необходимостью и историческими обстоятельствами, в галахические постановления и запреты, а Земля Израиля превратилась в небесно-метафизический образ, к которому не только невозможно, но и запрещено подходить с обычными человеческими мерками и понятиями. Когда возникла возможность претворить в жизнь пророчество о возвращении, потребовались сложные процессы, связанные с бунтом и попранием святынь, чтобы освободиться от традиционных запретов и искажений. Вред, принесенный этим бунтом, мы до сих пор еще не исправили. Хотя заповедь возвращения и заселения Земли Израиля является интегральной частью данных нам законов и Божественных указаний, традиционное сознание было не в состоянии проявить необходимую историческую инициативу. Оно предпочло тянуть время и откладывать любые практические действия до прихода Машиаха.
    Такова и проблема восстановления Храма. Можно сказать, что сегодня тема Храма занимает ту же позицию, которую лет сто пятьдесят назад занимала тема Земли Израиля. Две тысячи лет изгнания превратили практическую невозможность в запрет, и заповедь построения Храма была «переложена» на Всевышнего. Точно так же, как тогда были найдены галахические источники, чтобы оправдать бездействие в отношении Земли Израиля, даже когда уже сложились благоприятные условия для ее заселения, так и сегодня нам предлагают галахические основания, позволяющие, и даже обязывающие игнорировать заповедь построения Храма. Даже когда в результате Шестидневной войны это стало практически возможным, традиционное сознание оказалось не подготовленным к развитию событий. Религиозные евреи, Главный раввинат и, разумеется, харедимные общины, предпочли сделать вид, что ничего не произошло, и продолжали жить так, как будто ничего не изменилось в вопросах Храма и Храмовой горы. «Приверженцы Торы и живущие религией» всех направлений и групп предпочли продолжать оплакивать Храм, вместо того, чтобы раскрыть глаза и увидеть новую ситуацию, созданную Всевышним, и попытаться честно на нее отреагировать. На этот раз у религиозных не было светских первопроходцев, которые повели бы за собой народ и взяли бы на себя вместо них осуществление дела, за которое сами религиозные в своём духовном бессилии не осмеливаются принять ответственность и осуществить. Не то, чтобы строительство Храма было простым или легкодоступным делом. Перед нами стоят тяжелые препятствия, но все эти проблемы зовут нас к действиям и попыткам их преодолеть, а не к забвению и бегству.

    Основные трудности, стоящие перед новым руководством на пути к построению Храма

    Перечислим четыре вида препятствий по мере повышения их трудности: галахические проблемы, политические, ментальные и проблемы культуры.
     
    Галахические проблемы
    Не вдаваясь в подробный галахический разбор, отметим лишь основные принципы. Основные галахические возражения, связанные с этой темой, таковы:
    - проблема подъема на Храмовую гору в состоянии ритуальной нечистоты, причиненной прикосновением (в том числе, опосредованным) к мертвому;
    - проблема строительства Храма в состоянии нечистоты;
    - вопросы коэнов (священнослужителей), их родословной и т.п.
    Из множества уже имеющихся на эту тему работ явствует, что все, на первый взгляд непреодолимые, галахические трудности имеют свое решение в рамках еврейского закона. Разумеется, невозможно убедить тех, кто использует Галаху, чтобы убежать от самой темы. Такой спор носит не галахический, а скорее ментальный или идеологический характер. Но те, для кого Тора есть Закон Жизни, кто не видит в ней предлог для капитуляции и отрицания, но ищет решения возникающих проблем – тот сможет их найти. Конечно же, мы можем принять галахические возражения против строительства Храма, но они должны исходить из искреннего желания решить этот вопрос, а не из попытки его избежать. Можно сказать, что если и существует непреодолимое препятствие для строительства Храма, то оно лежит не в области религиозного закона Галахи), несмотря на все имеющиеся трудности.
     
    Политические проблемы
    К величайшему сожалению, Храмовая гора не находится сейчас под нашей властью, но геополитическая действительность на сегодняшний день такова, что все, что вчера казалось абсурдным и несбыточным, назавтра становится реальным и простым. Сейчас, может быть, трудно (хотя и не невозможно) изменить политическую ситуацию на Храмовой горе, но мы должны быть готовы к тому, чтобы использовать возможности, которые обязательно возникнут. Мы должны четко определить для себя и объявить об этом открыто и во всеуслышание, чего народ Израиля хочет достичь на Храмовой горе и каковы наши национальные цели, чтобы в случае появления возможности мы не упустили ее снова. Новое руководство должно быть готово использовать любой шанс, и рано или поздно такой шанс обязательно возникнет. Строительство Храма следует рассматривать как стратегическую цель. В вопросе статуса Храмовой горы уже сегодня можно сделать многое, и мы будем говорить об этом подробнее в главе, посвященной оперативным целям. Политические проблемы, как и галахические, не являются непреодолимым препятствием для строительства Храма. И хотя они совсем не простые, но, четко осознавая свои цели и действуя твердо и последовательно, вполне возможно их преодолеть.
     
    Проблемы менталитета
    Как уже было сказано выше, мы все еще предпочитаем ждать, что Храм «спустится к нам с небес», лишь бы нам не пришлось брать инициативу в свои руки и самим справляться с трудностями. Религиозное общество, в ментальном смысле стоящее на ультраортодоксальных позициях в вопросах исторической инициативы, до сих пор не усвоило урока сионистов, показавших, как это делается, и если у читателя еще остались какие-либо сомнения в этом, то вопрос «Храма, который должен спуститься с небес» - ярчайшее тому доказательство. Есть и источники, на которые оказалось легко переложить ответственность за пассивность и неготовность проявить инициативу. Так же, как «Три заклятия» изначально служили в качестве аргументов против возвращения в землю Израиля, так и в вопросе о Храме нашелся известный источник, трактуемый в качестве запрета. Раши и Тосфот толкуют некое место в Гемаре, таким образом, что Храм якобы должен «спуститься с небес». Разумеется, это выражение, при столкновении с прямым и однозначным требованием Торы построить Храм, можно толковать множеством различных способов. В трактовке Раши и Тосфот можно увидеть не только традиционное галутное понимание, оправдывающее бездействие. Проблема на самом деле заключается не в словах Торы и не в религиозном законе (Галахе), а в нашем сознании, и на наш взгляд, и эта проблема близка к разрешению. Необходимые изменения сознания «не в небесах», они связаны с наблюдаемым нами духовным возрождением и обновлением, и они будут продолжаться в наше время возвращения к истокам (Тшува) и обновления Торы Земли Израиля. Сочетание исторической ответственности (как мы видели на примере сионизма) с одной стороны, и аутентичных еврейских основ уже не выглядит недостижимым или мессианским. Это сочетание естественным образом возникает – с земли, а не с неба, - как результат происходящих сегодня процессов национального и ментального развития.
     
    Проблема культуры
    Наиболее сложная проблема – это преодоление культурных различий. Трудно увидеть построение Храма – именно потому, что оно возложено на нас, и ни на кого иного, - без понимания духовного смысла этой задачи. И здесь мы сталкиваемся с глубочайшей пропастью, лежащей между всей культурой двадцать первого века и самой сущностью Храма. На сей раз, мы не можем сказать, что лишь галутная пассивность не дает нам приступить к строительству. Зачем нам Храм (помимо собственно исполнения повеления Торы)? В чем его смысл и значение? Почему поклонение Творцу отдельного человека и всего народа связано с Храмом? Почему без него жизнь народа Израиля и Торы Израиля в Земле Израиля не могут считаться полноценными?
    Все это острые вопросы, требующие мужества, творческого подхода и глубоких знаний. Пока что мы не можем представить на них исчерпывающие (или хотя бы удовлетворительные) ответы. Невозможно и не должно игнорировать кричащее противоречие между культурой двадцать первого века, в которой мы все погрязли, и заповедями, связанными с Храмом и принесением жертв. Храм – это самое непостижимое понятие почти для каждого современного еврея, в том числе и для тех, чья жизнь основана на соблюдении заповедей. На сегодняшний день в этом заключается главный духовный, культурный, экзистенциальный вызов нашему поколению – понять значение и смысл Храма.
    Могут возразить, что соблюдение заповедей не зависит от понимания их смысла. У горы Синай народ Израиля провозгласил: «Сделаем и услышим» (Шмот 24,7). То есть, сначала исполним заповедь, и потом, вследствие этого, поймем ее смысл. Верующий еврей должен исполнять заповеди, даже не понимая их значения. С формальной галахической точки зрения это верно, но мы говорим об историческом аспекте. Для исторического прорыва необходимо, как мы уже говорили, сочетание идеала и исторической необходимости. Необходима экзистенциальная ситуация, при которой Храм и его духовное значение станут реальной необходимостью и аутентичной духовной потребностью. В противном случае трудно представить себе, что народ Израиля посвятит свои силы материально-техническому строительству сооружения из дерева и камня, не имеющего для него никакого духовного значения.  

    Культура Третьего Храма

    Мы уже говорили о «культуре Третьего Храма», которую мы должны создать и развить в обозримом будущем. Один из вопросов, ответ на который эта культура должна будет дать, это вопрос о культурном, духовном и национальном значении Храма. Почему без Храма наше существование не полно? Почему наличие Храма жизненно важно для нас? Почему без Храма невозможна наша истинная встреча со Всевышним? В чем смысл вдохновения Божественного присутствия, наполняющего Храм, и почему мы, весь народ и каждый в отдельности, не можем существовать без этого святого вдохновения? В чем его значение и необходимость для жизни нации?
    До тех пор, пока мы не ищем ответов на все эти вопросы, Храм останется для нас недосягаемым, каким он был для сионистского сознания.
    Перед руководством эмуни стоит задача развития культуры Третьего Храма, которая может занять многие годы. Само развитие должно быть естественным и постепенным, но чтобы выйти победителями из противостояния культур, лидеры должны определить соответствующие понятия и ценности и сформулировать четкую национальную позицию. Создание культуры Третьего Храма – цель стратегическая, поскольку она включает в себя постройку самого Храма, но это одновременно и оперативная цель, к осуществлению которой можно и нужно приступить немедленно с приходом к власти нового руководства.

    Духовое противостояние

    Над воротами академии, основанной Платоном в Афинах, были высечены слова «Познай себя». Эта фраза стала девизом западной культуры и квинтэссенцией экзистенциальной позиции западного человека. Человек Запада сосредоточен на самом себе, на своей персоне, на собственном "я". Самосознание – одно из основных требований западной культуры – возвращает человека к самому себе. Даже тогда, когда он занят изучением мироздания, природы и общества, он всегда ищет в них себя. Все его интеллектуальные способности вращаются в замкнутом круге вокруг его собственной личности.
    В западном сознании человек – это суть всего, он является критерием истины, справедливости и морали. И хотя человек действительно обладает потрясающей глубиной, хотя он невероятно интересен и может послужить темой целой культуры и многолетней истории, но, в конечном счете, полностью сосредоточенная на человеке культура – это замкнутый круг, который никуда не ведет. Западный человек ищет точку нравственной опоры, абсолют в самом себе – и не находит.
    Наши мудрецы определяют альтернативную западной еврейскую позицию: «Знай, перед Кем ты стоишь» (Оцар аМидрашим, стр. 29) или в другом варианте "Знай, перед кем ты трудишься" (Пиркей Авот 2, 14). Человек – не центр вселенной, и сам по себе не является средоточием мирового интереса. Перед человеком стоит задача отношения, осознания другого фокуса, он должен выйти за свои пределы. Его нравственная позиция определяется его отношением к внешнему миру. Экзистенциальная квинтэссенция человека-еврея – встреча с абсолютом, справедливостью и истиной, душевная открытость и готовность к этой встрече. Критерием является не сам человек, а то, что вне его. Смысл жизни, как отдельной личности, так и всего общества в целом, определяется соприкосновением с бесконечным. От него же зависят определения правды и лжи, добра и зла, достойного и запрещенного.
    Здесь нет отрицания реальности человека и творения. «Знай, перед Кем ты стоишь» и «трудишься». Человек должен стоять уверенно и прямо, развивать свои способности, использовать все силы, данные ему Создателем. Он должен выбирать, быть ответственным за свои поступки, за свое окружение и за ход истории. Он должен проявлять инициативу, принимать решения, учиться, и, разумеется, познавать себя. Но еврейское самопознание – не самоцель, это средство. Чтобы суметь достойно предстать перед Всевышним, он должен, помимо прочего, познать себя и собственные качества, опираясь на свои достоинства попытаться исправить свои недостатки . Но главное – он должен раскрыться и осознать, что его существование начинает приобретать смысл лишь тогда, когда он знает, перед Кем он стоит и трудится.
    Место средоточия этого еврейского экзистенциального переживания – Храм, в котором обитает Божественное присутствие. Восхождение еврея в Святилище на Храмовой Горе, включая все приготовления к нему, – это шаг на пути к важнейшей встрече между ним и Создателем. Это встреча сконцентрирована по двум центральным параметрам – месту и времени, ведь она происходит по определенным датам в единственно возможном месте. Но есть и третий параметр: все души народа Израиля являются на эту встречу вместе. Еврей предстает перед Владыкой мира не только как отдельная личность, но и как часть всего народа. Невозможно перечислить все значения такой общенациональной встречи. Разумеется, осознание постоянного присутствия Всевышнего в нашей жизни, включая всю бесконечность связанных с этим смыслов, должно сопровождать нас всегда и всюду, при любых обстоятельствах. Но источник этого понимания – в Иерусалимском Храме. Храм полон божественным вдохновением, проникающим в самую глубину души и в сознание каждого еврея. Храм полон знанием "перед Кем еврей предстает". Именно из Храма это знание распространяется повсюду. Все сферы жизни – безопасность, экономика, здравоохранение, искусство, литература, архитектура – выражают особую святость, исходящую из Храма.
    Поднявшись в Храм, пережив встречу со Всевышним и обновив свое сознание и духовную позицию, еврей возвращается в своей дом, чтобы воплотить это обновленное сознание в своей повседневной жизни. И так на всем пространстве Земли Израиля этот пульс еврейской жизни, отражающий встречи с Творцом, состоит из повторяющихся подъемов и спусков и определяет жизненный темп нации и каждой личности. Еврейский Закон (Галаха), с ее бесконечными подробностями, переводит эту абстрактную духовную идею в детали повседневной жизни. Выражение: "Храмовая гора и сам Храм - сердце нации" относится не только к территории, но, прежде всего, к духовной жизни народа. Когда нация вновь заживет полноценной еврейской жизнью, Храм, как и прежде, будет ее сердцем.
    Разрушение Храма – это крах сознания, крах способности жить так, чтобы в любое время, в любом месте, занимаясь любым делом, осознавать присутствие Всевышнего. Память о Храме обращена не только в прошлое, но и, главным образом, в будущее. Воспоминание о разрушении Храма и боль от его потери дают нам направление, цель, к которой должны быть устремлены наши усилия: создание и обновление оригинальной еврейской культуры, построенной вокруг истинных отношений человека и Создателя. Боговдохновенный процесс возвращения народа на свою землю, к своей истинной сущности и к Торе требует обновления настоящей оригинальной израильской культуры - открытой, сильной и надежной – культуры Третьего Храма.
    Заповедь постройки Храма и вера в то, что он будет восстановлен, служат нам путеводной звездой. Но этот путь мы должны пройти сами, своими действиями, творчеством, национальной стойкостью во всех областях жизни, внутренней сутью и душой которых является Храм. Роль руководства эмуни – инициировать и принять вызов задачи строительства Храма.


    [49] Все 613 заповедей делятся на 365 запрещающих и 248 повелевающих. (Прим.пер.)