Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 6. Основы новой государственности: оперативные цели

Глава 5. Политическая программа и победа над палестинцами

Ничто не обнаруживает с такой очевидностью тот тупик, в котором оказалось израильское руководство, как политический паралич и война Осло[54] – к моменту написания этих строк она продолжается уже два года. На протяжении всей книги мы пытались объяснить, что причина этой ситуации не имеет политического характера и не связана с международными отношениями, а заключена в кризисе сионистского сознания нынешних лидеров. У них просто отсутствуют силы для принятия необходимых решений, и они ждут неких «чудес», которые избавят их от необходимости решать. Только новое руководство, выросшее на альтернативной идеологии, сможет совершить необходимый прорыв.
Постоянные разговоры о возобновлении переговоров с палестинцами и о продолжении, в тех или иных вариациях, процесса Осло свидетельствуют о том, что нынешние лидеры (в том числе, и из правого лагеря) не в состоянии признать факт окончательного провала процесса Осло. Паралич власти и обнажившаяся идейная пустота приводит народ к мысли, что ни израильские правые, ни левые не знают, как выйти из создавшегося тупика. Чем длиннее и глубже будет этот паралич, тем более подготовленной будет почва для прихода к власти нового руководства, руководства эмуни.
Историческая действительность не терпит пустоты. Несмотря на сопротивление всего мира и самого израильского правительства, ЦАХАЛу пришлось вновь войти на территорию Иудеи, Самарии и Газы и в главные арабские города. Более того, наша армия не может оттуда уйти, потому, что любая попытка отступить, хотя бы на два дня, немедленно приводит к возобновлению терактов и заставляет нас вновь туда возвращаться. Такова возникшая динамика, и нынешние лидеры не могут это отрицать, но и не могут с ней справиться. В этой ситуации невозможно двигаться назад, единственный путь – вперед.
Прежде, чем мы предложим свой выход из положения, проясним, в чем суть стратегии палестинского террора. Палестинским террором движет не отчаяние, а надежда. Надежда на то, что таким способом они сумеют постепенно и поэтапно сломить Израиль. Левые абсолютно верно утверждают, что необходимо разбираться не только с самим террором, но и с его мотивацией. Но при этом левые считают, что палестинским террором движет отчаяние, в то время, как, на наш взгляд, он черпает силы в надежде уничтожить наше государство. Эту надежду не может подавить присутствие ЦАХАЛа в арабских городах. Лозунг «Дайте армии победить» неверный, военного превосходства недостаточно, тут необходима политическая победа.
Военные действия, которые нам поневоле придется вести, необходимо завершить политическим шагом – полной аннексией Израилем всей территории Западной части Израиля (на запад от Иордана). Такой шаг раз и навсегда однозначно даст палестинцам понять, что у них нет никаких шансов ни уничтожить государство Израиль, ни создать собственное государство на территории Иудеи, Самарии и Газы. Только в этом случае палестинские арабы не смогут продолжать захватывать и удерживать территории Земли Израиля, принадлежащие еврейскому народу. Если этот необходимый шаг будет проведен с надлежащей твердостью, арабы оставят напрасные надежды, которые живут в их сердцах, в частности, с подачи израильского левого лагеря.
Каковы будут последствия подобного государственного шага? Во-первых, надежды арабов рассеются, и в нынешней борьбе с палестинцами победа будет за нами. Скорее всего, арабы продолжат вести себя агрессивно, но их позиция окажется куда более слабой, а наша – гораздо более сильной, чем теперь. Арабский террор получит отпор, а наш политический и военный контроль послужит гарантией того, что «интифада» сможет возобновиться уже только на восточном берегу Иордана. Арабы на опыте поймут, что за агрессию им отныне придется платить и без всяких скидок.
Следующий вопрос – что нам делать с арабскими жителями Иудеи, Самарии и Газы?
Сионистские лидеры воздерживались от аннексии освобожденных территорий Иудеи, Самарии и Газы, поскольку считали, что это повлечет за собой, якобы, автоматическое присвоение израильского гражданства и избирательных прав всем местным арабам. Мы свободны от этого ошибочного мнения.
Еще в Синайской пустыне, перед овладением и заселением Страны Израиля, еврейский народ сформировал для себя правильный подход к такой ситуации. Он должен был подготовиться к тому, что на территории Земли Израиля, которую он собирался захватить, останется местное население. Еврейская концепция этой проблемы выражена в понятии гер тошав. Гер тошав - это нееврей, житель Земли Израиля, находящейся под израильским суверенитетом. Он должен удостоиться всех гражданских прав, кроме политических. Он имеет право на достойный заработок, может построить себе дом, воспитывать своих детей так, как считает нужным, говорить на своем языке и т.п. Эти права обусловлены его полным признанием еврейского суверенитета и еврейского права на эту Землю. Ни о какой автономии здесь речь не идет. Таким образом, каждый отдельно взятый арабский житель может мирно жить своей жизнью, если он признаёт Израиль и не имеет к нему национальных претензий. Разумеется, всякий, кто не согласен с властью еврейского государства на Земле Израиля, автоматически депортируется за ее пределы. Согласно этой логике, изгнанию подлежат все те десятки тысяч арабов, которые участвовали в бунте против государства. Изгнание нелояльных жителей должно последовать немедленно за окончательным овладением и аннексией всех территорий Иудеи, Самарии и Газы.
Успех действий, в результате которых оставшееся в Эрец Исраэль нееврейское население действительно признает нашу власть, зависит главным образом от нас самих. Если мы проявим твердость, внутреннюю силу и уверенность в своём праве на землю, с одной стороны, и человечное отношение к тем, кто лояльно примет нашу власть, с другой, то мы уверены, что арабское население успокоится, освободится от иллюзий, примирится со своим положением и предпочтет спокойную мирную жизнь и достойный заработок. В конечном счете, арабы сами не заинтересованы в демократических правах, основанных на чуждой им западной традиции. Их воспитание не содержит этих норм, ни в одном из арабских режимов они даже не мечтают о них, и для арабов куда важнее спокойно жить и работать, чем обладать некими абстрактными правами, важность которых им пытаются внушить другие. Нет сомнений, что по изложенному нами плану арабы получат возможность жить куда более благополучно и достойно, чем им может предложить любое арабское государство. Если же кто-то из них пожелает заняться политикой, то они смогут осуществить это в одном из множества ближневосточных арабских государств.
Если идея жителей государства, не обладающих избирательными правами, покажется кому-то необычной, то ему можно напомнить, что подобное существует в практике и других демократических государств. Например, в демократической Германии миллионы турок и других меньшинств уже два-три поколения живут без политических прав и благодарят хозяев страны за предоставленную им возможность жить и достойно зарабатывать. Естественно, мы обосновываем свою концепцию не на чужом примере, а на традиционном еврейском понятии гер тошав. Это для нас куда более весомый аргумент, чем пример любой европейской демократии.
Более того, схожая ситуация уже существует в Израиле, причем она воспринимается как вполне логичная. Арабам Восточного Иерусалима выдали «синие» израильские удостоверения личности. Они имеют право участвовать в муниципальных выборах, но не в выборах в Кнессет. Интересно отметить, что в отличие от арабов Иудеи, Самарии и Газы, участие арабов Восточного Иерусалима в нынешнем бунте (войне Осло), было весьма ограниченным. Можно себе представить, что бы было, если бы они присоединились к арабам Иудеи, Самарии и Газы. Но они предпочитают не подвергать опасности свой нынешний статус, разумеется, включая пособия Службы национального Страхования, которые они получают. Оказывается, личные права и экономические соображения значат для них гораздо больше, чем политические.
Хотя с точки зрения Галахи существуют разногласия в вопросе о том, можно ли сегодня применять понятие гер тошав, политическое использование этой концепции может быть начато уже теперь.
Какова будет международная реакция на подобный шаг? Мы привыкли сами запугивать себя и зачастую напрасно опасаемся проявлять инициативу, ожидая, что она не получит поддержки на Западе. Израильские левые несут немалую долю ответственности за это. Как показывает история, политические программы левых всегда были нереальными. Поэтому они привыкли с помощью угроз убеждать народ воздерживаться от любой самостоятельной политики. Опыт учит нас, что, в конце концов, мир примиряется с подобными шагами, если только их инициаторы уверенно стоят на своем, не колеблются, не отступают и не соглашаются на полумеры.
Всего полгода назад мы и представить себе не могли, что можно вновь захватить контроль над арабскими городами Иудеи, Самарии и Газы. Левые выставляли ученых специалистов, предупреждающих о непомерно высокой цене, которую придется заплатить за такой шаг. Нам говорили, что вход нашей армии в лагеря беженцев унесет жизни сотен солдат. Опасались, что весь мир применит против нас санкции и даже пошлет для этого международные силы. Когда же ЦАХАЛ оказался в арабских городах, «небо не обрушилось на землю». Оказывается, международное сообщество, так же, как и арабы и их левые поклонники – это «собака, которая лает, но не кусает».
Еще одним примером может послужить атака на иракский ядерный реактор. В тот раз американцы не ограничились выражением протеста, а применили санкции. Тот факт, что большинство из нас не помнит, в чем эти санкции заключались, свидетельствует о том, что они оказались вполне терпимыми. Не стоит и говорить о том, что сегодня весь мир благодарит нас за проявленную тогда решимость.
Если мы отбросим израильский привычный подход и посмотрим на вещи рационально, то станет ясно, что предложенное нами решение «палестинского» этапа нашего конфликта с арабским миром неожиданно подходит всем. Наша победа над палестинцами освободит западный мир от напряжения, вызванного этим конфликтом, достигшим, с их точки зрения, излишнего накала. Как мы уже говорили, западный мир вообще, и США в частности, заинтересованы в том, чтобы конфликт поддерживался на «медленном огне». Сегодняшняя ситуация далеко выходит за рамки того, что им требуется, чтобы сохранять вовлеченность в региональную политику. Если мы встанем и добьемся столь необходимой нам победы, то Запад, хоть и продолжит привычно осуждать «израильских агрессоров», но на самом деле будет благодарен нам за избавление от "палестинской" проблемы. Возможно, последует что-то вроде тех санкций, которые были применены после бомбежки иракского ядерного реактора, но потом, как и тогда, придёт и всемирная благодарность.
Есть основания предполагать, что похожей будет реакция и арабских стран. Их, по-видимому, тоже «достала» палестинская проблема, над раздуванием которой они столько потрудились. Нынешняя ситуация в десятки раз опаснее для арабских режимов на Ближнем Востоке, чем для нас. Разумеется, вслух они не смогут нас поблагодарить, но в глубине души будут рады, ведь мы «таскаем для них каштаны из огня». Что же касается самих палестинских арабов, то, скорее всего, если им будет предоставлена возможность вернуться к нормальной человеческой жизни, они будут ценить это и перестанут восставать против нас.
Такова в целом должна быть политическая программа руководства эмуни. Понятно, что при сегодняшних лидерах такая программа не мыслима ни на практике, ни даже в теории. Для одряхлевшего сионизма это слишком самостоятельный и смелый шаг.
Аннексия всех территорий Земли Израиля – необходимость, диктуемая реальностью и динамикой истории. Так же, как нам поневоле пришлось заново ввести войска в Иудею, Самарию и Газу, так, в конце концов, обнаружится, что выдвинутое здесь предложение – это единственный возможный рациональный выход. Так идеал – первоначальная цель – совпадает с необходимостью исторической действительности, и начинается новый этап на пути к Геуле.
Освобождение Земли Израиля – это одна из стратегических задач нового руководства. На данном этапе возможно выполнение лишь части этой задачи – овладение Землей Израиля западнее реки Иордан. И хотя мы представили этот этап как неизбежное историческое развитие, стоит вспомнить, что это не только требование действительности, но и самоценная задача. После того, как израильский суверенитет распространится на всю западную часть Земли Израиля, руководству эмуни придется укрепить это достижение. Укрепить государственный и военный контроль, укрепить нашу власть и поставить отношения с арабским населением на новую основу, а главное, укрепить, расширить и развить еврейское поселенческое движение в Иудее, Самарии и Газе.
Таковы задачи нового руководства на промежуточный период в вопросе освобождения Земли Израиля. Распространение израильского суверенитета на территории на Восточном берегу Иордана остается на этом этапе лишь в рамках формирования правильного сознания народа. Мы сами, арабы, да, собственно, и весь мир, должны знать, что восточное побережье Иордана также является частью Эрец Исраэль, и когда наступит час, мы освободим и его. Формирование этого понимания жизненно важно для нас, чтобы поддержать надлежащий уровень напряжения национального сознания, предотвратить духовную спячку в результате «головокружения от успехов» и подготовить почву для продолжения освобождения Страны Израиля, как только придет для этого время. Это напряжение необходимо и для того, чтобы наши арабские соседи не забывали, какова будет цена новой агрессии с их стороны. Это заставит их дважды подумать, прежде чем нападать на нас.
Для освобождения Восточного берега Иордана необходимо несколько предварительных условий. Прежде всего, нужно распространить наш суверенитет на весь Западный берег и укрепить его. Во-вторых, необходим духовный и культурный поворот нашего общества к новому израильскому сознанию. Эти изменения могут занять жизнь одного – двух поколений или даже больше. До тех пор бессмысленно, да, наверное, и невозможно, расширять наши территориальные границы, если это не сопровождается соответствующим духовным развитием. И, в-третьих, дальнейшее освобождение Земли Израиля, скорее всего, последует как реакция на очередную арабскую агрессию. Когда это произойдет, мы уже будем готовы вступить в навязанную нам войну, вооруженные новым израильским сознанием, и будем точно знать, что нам делать с оказавшимися в наших руках землями. Но все это вопрос будущего, которое еще не настало, хотя оно уже не за горами.


[54] " В Израиле бунт израильских арабов и обострение террора, исходящего из палестинской автономии в 2000-2003 годах принято еще называть "Второй интифадой". (Прим.ред.)