Back To Manhigut homepage

Моти Карпель "Революция сознания"
Часть 6. Основы новой государственности: оперативные цели

Глава 7. Израильская армия

 
Первая задача нового руководства в отношении армии проста – изменение название Армии Обороны Израиля на более достойное для неё имя: Армия Израиля, чтобы народ привык к правильному пониманию роли израильской армии. Слово «оборона», проникшее в название армии, является лишним и вредным. Идея о том, что только оборонительная война морально оправдана – это идея классической сионистской концепции, основанной на западно-христианских принципах. Эта идея противоречит не только еврейскому духу, но даже и духу сионизма. Цель сионизма была – завоевание Земли Израиля, и право на это завоевание было интуитивно ему понятно. Частичное сознание сионизма не соответствовало его собственным практическим действиям и заставляло его прикрываться фиговым листком «обороны», чтобы соответствовать понятиям западно-христианской культуры.
Сионизм возвел понятие «обороны» в высшую ценность. Только защита воспринималась легитимной, а нападение и захват территории были объявлены аморальными. Поскольку в реальной жизни невозможно руководствоваться утопической христианской этикой, то ЦАХАЛ (по крайней мере, в лучшие его времена) был вынужден взять на вооружение принцип: «лучшая защита – нападение». Этот лозунг – свидетельство этической путаницы, в результате которой, чтобы оправдать нападение, его необходимо было объявить частью оборонной стратегии. В результате такого извращенного сознания, сегодня государство Израиль барахтается в болоте глухой обороны. Министр безопасности практически превратился в «министра защиты».
Одна из причин извращенного взгляда на военную мораль – это две тысячи лет рассеяния, когда евреи не могли себе позволить даже личную самооборону и усвоили ментальность бесправия. На это наложилось влияние христианства, проникшее в сионистское сознание в процессе аскалы.
Мы уже говорили о том, что христианство – это религия, обращённая к личности, а не к народу, нации. Народы Запада никогда не стремились воплотить христианскую мораль в национальном масштабе и при ведении войны. Евреи – это единственная нация, стремящаяся строить свою национальную жизнь на нравственной основе. Так современный народ Израиля в своем государстве впервые в истории пытается воплотить поверхностно усвоенную христианскую мораль в практику национальной жизни. Мы противостоим жестокому врагу, и, вооруженные христианской этикой, сами связываем себе руки и подставляем левую щеку, когда нас бьют по правой.
Итак, сионизм декларировал лозунги мира и обороны, которые сбивали с толку главным образом нас самих. В течение нескольких десятилетий эти лозунги начали восприниматься буквально, и общим местом стала идея о том, что только вынужденная война морально оправдана. Христианское моральное требование превратилось в обязательную норму для ЦАХАЛа, и блистательное воплощение христианского-монашеского идеала «подставить вторую щеку» привело только к усилению кровопролития, вместо того, чтобы его предотвратить. Термин «чистота оружия», который поначалу еще выражал необходимую во время войны человечность и сдержанность, стал означать принесение в жертву наших сыновей для служения идолу безнравственной моральной доктрины. Верно, необходимо сохранять человеческий облик и во время боя, но в нашем поколении понятие «чистота оружия» переросло любые разумные рамки и превратилось в настоящее зло, в Молоха, которому мы осознанно отдаем на заклание наших детей. Арабы инстинктивно учуяли это слабое место израильской военной морали и в последние годы они строят свои военные действия против нас именно на основе этого нашего недостатка.
Избавление от таких сионистских комплексов – дело первостепенной важности. Еврейская мораль не считает этически более приемлемой «вынужденную войну». Война за освобождение Земли Израиля – одна из основных заповедей, и это обеспечивает ей полную моральную легитимацию. Итак, первая задача Армии Израиля – завоевание Эрец Исраэль. Эта задача стоит даже тогда, когда на нас никто не нападает, поэтому называть нашу армию «Армией Обороны», значит отклоняться от истины.
Далее, необходимо сформулировать вторую задачу, возложенную на нашу армию, и это, разумеется, защита нашего существования. При этом армией должен руководить принцип, высказанный нашими мудрецами: «Пришедшего тебя убить – встань и убей» (Талмуд, трактат Брахот, стр. 58а). Оборонную концепцию нужно стереть не только из названия армии, но и из ее мировосприятия. В наши дни, когда оборона и самозащита стали стратегическими целями, мы видим жалкие последствия взятой нами на вооружение боевой морали. ЦАХАЛ обязан вновь стать атакующей армией, на этот раз не только в тактическом, но и в стратегическом плане. Тактика вытеснения боев на территорию противника и его уничтожения еще прежде, чем он успеет напасть – это первое железное правило любых боевых действий. От этого зависит военное преимущество, вопрос о том, кто определяет время и место боя. Активность, решительное вступление в бой, стремление сблизиться с врагом и одолеть его должны вновь стать принципами израильской армии. Сама наша действительность требует от нас не только атакующей тактики, но и опережающей стратегии. Во-первых, если мы первыми будем атаковать врага, чтобы перевести боевые действия на его территорию, то наши враги усвоят, что даже за угрозы им придется заплатить землей. Во-вторых, все территории, которые в результате окажутся в наших руках – это Земля Израиля, которую нам так или иначе заповедано освобождать.
Сегодня мы стоим перед выбором, какую военную мораль предпочесть: еврейскую или христианскую. Некоторые призывают «говорить с арабами по-арабски». Имеется в виду отринуть все соображения морали, и вести себя с арабами так же, как они ведут себя с нами, то есть без всяких моральных ограничений.
Этот подход предполагает, что все, что ограничивает ЦАХАЛ, - это система ценностей и моральных норм, диктуемых израильскими левыми. Поскольку мы не можем защитить свое существование в рамках этих ограничений, следовательно, нам следует уподобиться арабам и воевать без всяких моральных ограничений.
Ошибка этого подхода, в том, что нравственные ограничения, навязываемые левыми, вовсе не единственно возможные. Как мы говорили, ценности левых – это христианские догмы. Да, и на войне евреи обязаны соблюдать нравственные принципы, но они должны быть еврейскими. Нравственность и борьба за национальное существование не противоречат друг другу. Более того, евреи не могут жить на Земле Израиля, не придерживаясь моральных норм – норм еврейской морали. Мы должны вести войну в соответствии с нашими традиционными моральными принципами, так же, как их вели Моисей (Моше Рабейну) и Иисус Навин (Иегошуа бин Нун).
Руководство эмуни должно ввести в израильской армии активный, атакующий подход, основанный на словах наших мудрецов: «Пришедшего тебя убить – встань и убей». Это не только сегодняшнее требование, но и требование еврейской морали.

Глава 8. Храмовая Гора

 
Мы уже рассказывали о том, как сионистское руководство передало врагам Храмовую Гору на следующий день после победы в Шестидневной Войне. Мы объяснили, что это было бегством от понятий и идей, с которыми сионизм был не в силах справиться. Сегодня уже всем ясно, что Храмовая гора не в наших руках[55]. Арабы, которые, в отличие от нашего руководства, прекрасно понимали, что «чья Гора – того и Земля» поспешили заполнить оставленное нами пространство. Так случилось, что в сердце нашей столицы, в центре Иерусалима, в руках арабов находится жизненный очаг Израиля, место Святого Храма. Это нестерпимое положение не может более продолжаться. Силы и поддержка, которые арабы черпают из этой победы, наполняют их надеждой изгнать нас не только с Храмовой Горы, но и вообще с этой Земли. Следовательно, возвращение нам Храмовой Горы – важнейшая и первоочередная задача, в свете которой будет происходить и вся дальнейшая борьба за Землю. Потеря контроля над Храмовой Горой ослабит всю арабскую мотивацию в этой борьбе.
Единственная сила, с помощью которой арабы продолжают удерживать контроль над Храмовой Горой, – это их угрозы и наша собственная слабость. Кажется, что если мы попытаемся вернуть отнятое, то прольются потоки крови. На самом же деле, это прежде всего соревнование в силе духа. Чем увереннее мы будем, чем тверже заявим о своем решении исправить несправедливость, чем более мы будем готовы преодолеть все препятствия к достижению конечного результата, тем слабее будет арабское сопротивление. Для ислама Храмовая Гора имеет второстепенное значение, раздутое в арабском мире именно для борьбы против нас, а для евреев она предмет устремлений всех поколений на протяжении двухтысячелетнего изгнания. Поэтому победить должна простая и неискаженная Правда. Если мы осмелимся вести себя с достоинством, то и арабские угрозы останутся пустыми словами, как это уже бывало не раз на нашей памяти.
Повторное освобождение Храмовой Горы – это прежде всего духовное испытание. Победа израильского духа окажет грандиозное влияние на весь дальнейший ход борьбы за Землю Обетованную. Полководцы отлично знают, что иногда исход войны решается захватом пунктов, не имеющих особого стратегического значения, но обладающих большой символической или моральной ценностью.
Итак, освобождение Храмовой Горы – одна из первоочередных задач, стоящих перед новым руководством. Когда она будет освобождена, то на повестке дня появится вопрос строительства Храма. Пока этот вопрос будет решаться и пока наш дух и наша культура подготовят нас к строительству Храма, можно будет ограничиться подъемом на Храмовую Гору. Подъем должен быть разрешен как нам, так и иноверцам, в точном соответствии с галахическими указаниями, только на разрешенные для посещения участки и после необходимой подготовки. Само собой разумеется, что евреи смогут молиться на Храмовой Горе, а когда вопрос о постройке на Храмовой Горе синагоги станет актуальным, то он будет решен в ходе свободной общественной и галахической дискуссии.



[55] Перефразировка знаменитого победного донесения генерала Мордехая (Мота) Гура во время Шестидневной войны: "Храмовая гора в наших руках".(Прим.ред.)